Тибетская йога. Тибетская йога


ТИБЕТСКАЯ ЙОГА. Тибетские монахи. Золотые рецепты исцеления

Его Святейшество Далай-лама XIV (ныне живущий духовный глава буддистов всего мира) говорит, что буддизм – не религия, а наука о сознании.

Распространяясь по «духовной оси мира – Тибету», буддизм принес в эту страну йогу. Буддийские монахи неустанно развивали все ее аспекты (йоги Махаяны). Многие трактаты Тибетского буддийского канона посвящены йогической практике. Среди них: «Бардо Тхёдол» («Тибетская книга мертвых»), «Биография Йога Миларепы» Речунга, «Драгоценные четки» Двагпо-Лхардже (гуру Гампопа), «Йога Великого Символа», составленная индийским буддистом Сарахой, «Йога шести доктрин», «Йога перенесения сознания» и другие.

В буддизме существуют три основных направления: Тхеравада – «Малый путь» (Южный тибетский буддизм), Махаяна – «Великий путь» (Северный тибетский буддизм) и Ваджраяна – «Алмазный путь» (тибетский буддизм принадлежит к направлению Махаян). Внутри каждого направления есть свои школы и течения, но цель у всех одна – обретение абсолютной свободы – состояния Просветленности, приводящего к Полному Пробуждению, к Полному Насыщению Энергией, к Состоянию Будды и таким путем к совершенному познанию Тройственного Тела – Трикая. Для достижения этой великой цели обычное человеческое сознание и жизненная энергия должны быть трансмутированы с помощью этой практики в трансцендентную Мудрость и Великую Жизненную Силу.

Тибетский буддизм предлагает два способа трансмутации человеческой природы в трансцендентную. Один ставит во главу угла «Умственную практику» (Путь, не имеющий формы, или Махамудра), а другой – «Энергетическую практику» (Путь, имеющий форму, представленный «Шестью видами йоги»).

Учителя тибетской йоги утверждают, что на Пути, имеющем форму, могут подстерегать опасности и что он более труден, чем Махамудра.

Самым известным индийским йогом Тибета является Миларепа – ученик Наропы, поэт и переводчик, оставивший множество трудов и среди них – «Песни Миларепы», стихотворные поучения своим ученикам, в которых он излагает принципы йоги. Многие тибетцы считают, что великий Миларепа достиг Просветления с помощью йогического метода выработки тепла, его житие и его поэтические произведения свидетельствуют о том, что он применял не только йогу Пути, имеющего форму, но, прежде всего, практиковал Махамудру.

Шесть видов йоги учат, как использовать прану, чтобы трансформировать дыхание организма, его циркуляторную систему, его жидкости и секреции. Их наделяют большей йогической силой, чем Махамудра. К ним относятся:

1) йога выработки тепла;

2) йога Ясного Света;

3) йога состояния сна;

4) йога иллюзорного тела;

5) йога состояния Бардо;

6) йога трансформации, или переноса, сознания.

Первые два вида йоги служат основой для других четырех видов йоги, каждый из которых имеет свою определенную цель. Так, йога состояния сна позволяет управлять состояниями жизни и смерти, мирским сансарическим сознанием и достигнуть сверхсознания. Йога трансформации подчиняет энергию ума. Она очень широко практикуется йогами Тибета и Китая.

Путь йоги – это не один путь, а много путей. Йога связывает человека с высшими силами – душу с Богом. Само слово означает «связывать», «соединять». Некоторые считают йогу своеобразным вариантом религии, воспринимая тренировку тела и духа как один из путей к Богу, другие видят в ней философию, позволяющую организовать собственное мировоззрение, а для третьих это образ жизни.

Современный мир приветствует разнообразие точек зрения на все, тем более что достоверно одно: йога есть йога, а как ее использовать – дело каждого. Надо только точно знать, чего вы хотите: сделать тело гибким, подвижным, молодым и здоровым; совершенствоваться на Пути к Просветлению или заслужить почетное звание йога, вдохновившись известным именем Меларепы.

Если вы никогда не практиковали йогу и делаете лишь первые шаги, то этот раздел может стать вам хорошим помощником. Если вы ищете чего-то иного, то следует обратиться к серьезным трудам по йоге, названия и авторы которых указаны выше.

В этой книге мы не будем касаться мистических высших ступеней йоги, хотя и дадим их краткий обзор, а также расскажем, какими путями можно достичь удивительной трансформации организма и сознания, так что истинной правдой становятся слова песни: «Говорят, что раньше йог мог, год воды не бравши в рот, вот…»

Подобное достижение в развитии человеческих возможностей, так сказать, зарегистрировано. Но является ли оно необходимым в повседневной жизни? Наверное, большинству из нас – нет, не нужно. Но вот узнать, чем же йоги отличаются от не йогов, вернее, чем отличается их жизнь, – наверно, будет интересно.

Что же дает йога истинным йогинам – тем, кто выбрал этот образ жизни и мировоззрение и посвятил себя этой науке, искусству, религии?

Если кратко, то практикующий йог:

• имеет шанс достичь состояния чистого сознания и открыть свою внутреннюю сущность;

• получает свободу от бытовых забот и стрессов;

• обретает ясность мысли и способность владеть собой;

• постигает свой организм, разум и дух;

• способен трансформировать тело и сознание и тем самым достичь самадхи, то есть состояния созерцания.

А что можно получить, практикуя начальные курсы йоги? Конечно, здоровье, прилив сил и энергии, уравновешенность характера, быстроту мышления, умение оставаться спокойным и решительным в любых ситуациях, видеть красоту природы и всегда иметь хорошее самочувствие. Тоже, как видите, немало.

Но, прежде чем приступить непосредственно к занятиям, отметим, что йогу можно воспринимать по-разному.

Можно рассматривать йогу как искусство, поскольку практикующий развивает в себе творческое отношение к своему телу, сознанию и к душе. Преобразовывая энергию в покой, силу – в расслабление, терпение – в мощь, напряжение – в ясность, статику поз – в интенсивную внутреннюю работу, искусство йоги помогает переносить жизненные трудности, сохранять «внутреннее озеро покоя» гладким и чистым.

Занимающийся йогой дружелюбен, потому что уверен в себе; сосредоточен, потому что знает смысл каждого своего стремления; удовлетворен судьбой потому что творит ее сам; праведен и радостен, потому что умеет получать удовольствие от жизни, игнорируя вредные привычки. То есть йога, по большому счету, – искусство освобождения от всего, что лишает радости жизни.

Йогу можно представить и как науку управления собой, своей природой. Соединяя в единое целое тело и дух, йога создает систему стабильности и развития. Телом легко управлять, мы чувствуем свои руки, ноги, мышцы и ощущаем позы, которые принимает наше тело. Более или менее телом умеет управлять каждый человек. Тренируясь по правилам йоги, мы можем достичь того, что научимся управлять не только конечностями, но и внутренними органами, то есть своим физическим состоянием и энергетикой.

Проявляя волю в тренировке тела, мы направляем дух на управление организмом, в тот же самый момент выполняющее упражнение тело дает нам контроль над духом. Психическое и физическое здоровье неразделимы, они как круговорот воды в природе. Вода может где-то испаряться медленнее, а куда-то не проливаться годами, но это лишь временные явления, круговорот воды остановить нельзя.

Так тело и дух снабжают энергией и контролируют друг друга и вместе двигаются к поставленной цели. Наука йоги создала систему, которая позволяет наблюдать эти процессы, отслеживать их логику и динамику и, в конце концов, достичь гармонии, то есть полноценной жизни, реализующей все возможности, дарованные природой.

А если посмотреть на йогу как на философское учение? Во всех древних текстах, посвященных йоге, практически на каждой странице встречается слово «равновесие». Йога – философия равновесия: духа и тела, радости и печали, энергии и покоя, действия и терпения… Ничто не должно лишать человека самообладания: ни восторг, ни утрата, ни самая лучшая идея, ни отчаянная усталость, ни лень, ни энтузиазм, в общем – равновесие во всем.

Перемены судьбы – это только перемены, новое пространство для создания равновесия и существования в нем. Особое внимание уделяется «колебаниям ума». Ум смущает душу и искушает тело, внушая ему то лень, то чревоугодие, то иные временные удовольствия. Душа под воздействием ума становится беспокойной и мечется в поисках спрятанного хитрыми мыслями смысла.

Философия равновесия йоги дает возможность привести в порядок ум и погрузить душу в гармонию.

Итак, можно говорить о разных аспектах йоги, но объединяющим началом становится такая неромантическая вещь, как практика.

В этом разделе мы будем говорить о хатха-йоге, то есть форме йоги, практикующей развитие физических способностей и регуляцию дыхания, поэтому и речь пойдет об упражнениях для тела и правильного дыхания. Их достаточно много, но мы выбрали лишь те, которые может делать начинающий и не имеющий особой физической подготовки человек.

Выполнение асан и упражнений для дыхания йогов требует терпения и положительного психологического настроя. С первого раза вам может и не удастся сделать полностью даже самый простой комплекс.

Йога – занятие нелегкое и предъявляет определенные требования даже к начинающим.

Однако в трактатах йоги подчеркивается, что, совершенствуя тело и дух, йога не истязает и не причиняет страданий, а постепенно и гармонично преобразует наш организм и наши силы.

Практика йоги не предполагает сладкого сна на гвоздях или ежедневных прогулок по битому стеклу. Все эти чудеса – лишь свидетельства возможностей высших ступеней йоги, и доступны они отнюдь не каждому. А главное – не каждому они и нужны.

Йога начинается с оздоровления, укрепления и настройки организма на здоровый образ жизни и расширение возможностей. Для этого существуют разные пути.

Внутри самой йоги пять основных направлений. Есть также градация ступеней йоги, с которой вам и предстоит познакомиться, чтобы представлять путь, по которому идут монахи, стремясь к совершенству и самореализации.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

med.wikireading.ru

Тибетская йога

Статуя ЦонгкхапыДворец Потала. Тибет.

Тибетская йога - одно из направлений йоги, сформировавшееся в лоне буддийской традиции. Буддизм проник в Тибет из Индии в середине VII века (по крайней мере, так считает большинство исследователей тибетского буддизма) и очень скоро распространился по всему Тибету в форме махаяны - одного из своих основных течений.

Буддизм оформился в Тибете в виде ряда школ и направлений. Наиболее известны из них: нингма, карджу, гелуг, ваджраяна. Они имеют свои особые линии преемственности, свои подходы к учению Тантр (Священные индуистские и буддистские книги, входящие в число канонических текстов. В данном случае речь идет о буддийских тантрах), свои эзотерические трактаты и различаются тем, что в методологии духовного продвижения выделяют тот или иной аспект учения Гаутамы Будды. В то же время, несмотря на имеющиеся различая, все они, в сущности, используют сходные эзотерические практики. Последние и станут основным объектом нашего внимания. Но сначала несколько необходимых отступлений.

Тибетский буддизм иногда называют буддийским тантризмом. В действительности, этот термин нельзя применить к тибетскому буддизму в целом, т.к. религиозный мир Тибета очень неоднороден.

Условно представителей всех направлений тибетского буддизма можно разделить на две большие группы. К первой принадлежат монахи и миряне, делающие в своем духовном развитии упор на соблюдение нравственных требований буддизма и отправлении культовой обрядности. Во вторую группу входят те, кто использует для своего духовного продвижения также и тантрические методы. Иными словами, в Тибете существует, с одной стороны, буддизм обрядовый, с другой - буддизм тантрический.

Термин "тантризм" трактуется неоднозначно. Основное значение слова "тантра" в переводе с санскрита - "активность", "действие". Потому, последователями тантры считаются те, кто идет путем действия, путем непрерывных собственных усилий, путем практики раджа- и буддхи-йоги. Однако, существуют и другие мнения на этот счет. Тантристами иногда также называют:

а)  всех тех, кто признает Тантры,б)  представителей некоторых индуистских и буддийских школ, использующих в своей духовной практике сексуальные формы взаимодействия,в)  некоторые буддологи называют тантризмом только ваджраяну - одно из направлений тибетского буддизма.

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению эзотерических методик буддийского тантризма, кратко остановимся на некоторых самых основных буддийских понятиях.

В среде некоторых исследователей буддизма сложилось представление о том, что буддизм атеистичен, что он отрицает Бога. Вероятно, это произошло из-за того, что буддисты рассматривают Бога не как какую-то Почтенную Личность, ожидающую поклонения, а как Тотальное Сознание, разлитое во всем и воспринимаемое в виде Ясного Света. (Хотя действительно, в буддизме есть некоторые немногочисленные школы, которые извращая его основы, отрицают существование Бога).

Лучшие духовные школы буддизма, в том числе тибетского тантризма, ориентированы на достижение непосредственного постижения Бога. Основная цель их последователей - слияние своего индивидуального сознания с Божественным Сознанием. Эта цель реализуется через длительную, упорную работу по самосовершенствованию, через обретение "трех качеств природы Будды": Совершенного Сострадания, являющегося аналогом христианской, суфийской, индуистской Любви, Совершенной Мудрости, Совершенной Силы. Основной акцент в обретении этих аспектов Совершенства Будды делается на собственные усилия самого адепта, т.к. буддизм считает, что в каждом человеке есть все необходимое для того, чтобы стать Буддой.

Одним из обычных терминов в буддийской практике является термин "Нирвана". Он служит для обозначения высших состояний сознания, достигаемых за счет расширения индивидуального сознания в одной из двух высших пространственных мерностей. (Говоря языком Бхагавадгиты - на плане Брахмана и Ишвары.)

Термин "Нирвана" обозначает целый класс состояний, ступеней восхождения - от первого достижения этого состояния до полного утверждения в его высших проявлениях. Это происходит за счет освоения статического и динамического аспектов Нирваны в Брахмане, Нирваны в Ишваре. Но существует также очень большая дистанция между достижением таких состояний и полным овладением ими.

В буддийской практике встречается и другой термин "Освобождение". Он означает расторжение всех привязанностей ко всему земному, включая собственное тело и свое "я". Благодаря этому, адепт выходит из вовлеченности в круг рождений и смертей, из колеса сансары (проявленное бытие, мир форм), как говорят буддисты.

Духовная работа в лучших духовных школах Востока и Запада ведется одновременно по трем взаимосвязанным направлениям: этическому, интеллектуальному, психоэнергетическому. То же, в целом, наблюдается и в тибетском тантризме.

Скажем несколько слов о системе обучения в школах буддийского тантризма. Как правило, в нем отсутствует какая-либо жесткая схема. Духовный наставник, ориентируясь на индивидуальные особенности ученика, в соответствии с этим выстраивает всю программу обучения. В то же время, нельзя не сказать о том, что на тех или иных сходных этапах духовного продвижения учеников наставником используется определенный набор стандартных приемов и техник.

В педагогическую систему тибетских лам, как правило, не входят длительные наставления и поучения. Чаще всего ими применяется наглядный метод, предоставляющий ученикам возможность черпать знания из собственных наблюдений и личного опыта. (В этом тибетские ламы очень походят на суфийских шейхов.) Помимо всего прочего, такая форма обучения дает возможность ученику быстро развить способность мыслить самостоятельно. Процесс обучения, очень условно, можно разделить на три этапа: предварительный, основной, заключительный. Подробно рассмотрим каждый.

Предварительный этап преимущественно связан с интенсивной работой этического и интеллектуального плана. Неофит посвящает все свое время активному преобразованию своей психоэмоциональной сферы, этическому совершенствованию, изучению различных канонических текстов, рекомендуемых ему наставником. Но помимо этого, начинающий адепт, если он способен к дальнейшему продвижению, проходит курс предварительных психоэнергетических тренировок, готовящих его к основной духовной практике.

На этом этапе особенное внимание уделяется этическому направлению духовного развития. Уже на самых начальных ступенях своего духовного пути, часто сразу после инициации, неофит принимает обет Бодхисаттвы. Он заключается в посвящении своей жизни духовному служению и требует развития безмерного сострадания ко всем существам. Обет Бодхисаттвы предполагает обретение таких добродетелей, как: страстная устремленность к Цели, терпение, деятельное служение людям, постоянная медитация, освобождение от ложных привязанностей и желаний, соблюдение всех буддийских нравственных требований, т.е. ахимсы, воздержания от лжи, воровства и т.д.

Стремясь как можно быстрее освободиться от этических несовершенств, адепт начинает неустанно работать над искоренением своих пороков и преобразованием своей психо-эмоциональной сферы. Он стремится устранить все эгоистические проявления, освободиться от недуховных начинаний и привязанностей, а также постоянно развивает в себе положительные качества и свойства.

Процесс этического совершенствования значительно убыстряется благодаря использованию определенных психоэнергетических методов. Одним из них, играющим огромную роль, особенно в первые годы духовной практики, является работа с йидамом.

Практика работы с йидамом в тибетском тантризме включает в себя два важных этапа:

1)  Создание четкого образа того или иного мифологического существа, обладающего определенным комплексом положительных качеств, недостающих адепту (йидам выбирается наставником в соответствии с индивидуальными особенностями ученика).2)  Полная идентификация с этим образом.

Отождествление с йидамом осуществляется сразу на всех уровнях. Практикующий, полностью вживаясь в тот или иной образ, начинает воспринимать, ощущать окружающий мир, действовать в нем так, как это бы сделал йидам. (Работа с йидамом применяется и в других духовных традициях, например, в христианстве. Так, в католицизме для идентификации используется образ Иисуса Христа. Православные исихасты отождествляли себя с образом своего духовного наставника.)

Эта практика позволяет очень быстро освободиться от всех обусловленных прежней жизнью реакций, стереотипов мышления, избавиться от своего "я" и выработать новое, "магическое" отношение к жизни.

Начинающие адепты, по рекомендации своего духовного наставника, могут использовать и другой метод - обряд Чход. Обряд совершается в одиночестве, в уединенном, внушающем ужас месте. Адепт отождествляет свои страсти, пороки, ложные желания с собственным телом и затем, визуализируя различных сверхъестественных существ, отдает им тело на растерзание. Если у подвижника хорошо развита способность к продуцированию образных представлений, он действительно видит свою плоть, терзаемую и разрываемую на части сонмом ужасных созданий... Цель этого обряда - отрешиться от своего "я".

Определенная работа совершается на кладбищах, где тела умерших предлагаются на съедение животным. Невольно приходящие в таких местах размышления о смерти, о бренности тела заставляют адепта по-другому взглянуть на запас оставшегося у него на Земле времени, способствуют устранению ложных привязанностей и желаний. Кроме того, такая форма духовной работы может содействовать появлению состояния неразличения между отталкивающими и привлекательными объектами. (Аналогичная работа проводится и индийскими йогинами, и мусульманскими суфиями. Размышления о смерти - неотъемлемая часть духовной работы и других школ и направлении йоги).

Помимо этих оригинальных практик адепт выполняет массу упражнений, способствующих приведению в порядок тела и его биоэнергетических структур (используются, например, методики сходные с хатха-йогой), установлению "ментальной паузы", развитию способности к совершенной концентрации, визуализации. На этом этапе широко применяются некоторые ритуалы, молитвы, мантры, используются различные психофизические упражнения, дыхательные практики, янтры (символические диаграммы) и т.д.,

Подробнее остановимся на искусстве визуализации, т.к. это - один из наиболее характерных тибетских тантрических методов.

Серебряная статуя БуддыДворец Потала. Тибет.

Визуализация - это искусство создания образов. Начинается эта практика с визуализации того или иного мифологического существа, отдельных частей его тела, деталей одежды. По мере того, как растет умение, адепт легко и быстро начинает воспроизводить перед "внутренним взором" весь облик этого существа. Далее следует работа с еще более сложными образными представлениями. В некоторых случаях адепты стремятся к визуализации очень плотных, материальных образов, видимых другими людьми как реально существующие объекты.

Визуализация таких плотных форм сопряжена с наработкой огромной личной силы, зачастую довольно грубой. Нельзя не сказать о том, что это - очень опасный путь, полный искушений. Не каждый выдерживает его соблазны и иногда останавливается на достигнутом, переориентируясь на магию, демонстрацию чудес. Правильной же на пути совершенствования в искусстве визуализации является постоянная тенденция к утончению сознания.

После интенсивного курса предварительных тренировок адепт переходит к основной духовной практике. Цель основного этапа - преодоление двойственности (на санскрите - "двайты") и получение живого опыта работы в многомерном пространстве. Он предполагает дальнейшее оттачивание "граней" искусства визуализации и включает в себя выполнение сложных психофизических упражнений, работу с чакрами, энергетическими каналами и другими энергоструктурами организма.

Если проводить параллели, то, в целом, это соответствует той работе, что проводится на ступенях дхараны и дхьяны восьмиступенчатого пути йоги Патанджали.

Для многих адептов этот этап оказывается весьма длительным. На его усвоение может уйти 20, 30 лет, вся жизнь. На заключительных ступенях основного этапа, если адепт до них доходит, индивидуальное сознание становится для него реальностью и перед ним открываются новые возможности работы с сознанием (на санскрите - буддхи).

Основной этап также предполагает дальнейшее совершенствование психоэмоциональной сферы, ее утончение. Это происходит, в частности, за счет использования искусства визуализации, например, тех божеств тибетского пантеона, которые могут служить эталоном тонкости. Создавая яркий образ того или иного божества, практикующий, путем эмоциональной сонастройки с ним, начинает воспринимать совершенно иной спектр эмоциональных и энергетических состояний.

Такая практика, помимо утончения, дает возможность постичь многомерность пространства. Визуализация используется также для очищения и развития чакр, энергоканалов, доведения всех энергоструктур организма до совершенства. Для этого, например, фигура того или иного божества может визуализироваться в нужной чакре. Широко применяется также работа с мантрическими образами, образами таттв (стихий), различных цветов, предметов, процессов и т.д.

Методика работы с образными представлениями оказывается высокоэффективной и для регуляции физической работоспособности. Наиболее ярко это демонстрирует техника медитативного бега - лун-гом. В ее основе лежит также использование определенных дыхательных упражнений и мантр. Лун-гом-па (так называется адепт, владеющий этой техникой) начинает, на фоне определенных образных представлений, непрерывно повторять про себя мантру. В соответствии с ней он регулирует ритм дыхания и соизмеряет такт движений. Указанные приемы позволяют лун-гом-па пробегать большие расстояния с большой скоростью, совсем не отдыхая, легко преодолевая все препятствия, встречающиеся на пути. Путешествующим по Тибету европейцам (в частности, супругам Рерихам и Александре Дэвид-Нэль) приходилось несколько раз видеть лун-гом-па. Описания этих встреч можно найти в их книгах.

Медитативный бег на фоне непрерывной медитативной работы применяется и другими школами раджа- и буддхи-йоги. Его описания, в частности, можно найти у Карлоса Кастанеды.

На основном этапе духовной практики используются также некоторые техники, обозначаемые в буддийском тантризме как "Пути Формы". Из них наиболее известны те, что представлены в "Шести доктринах Наропы" - одного из самых известных учителей ваджраяны. Перечислим их в восходящей последовательности, как они даны у Наропы:

Туммо (техника "психического тепла" или "внутреннего огня"), Гийю-лус (практика работы с "иллюзорным телом"),Ми-лам (техника сновидений),Од-сал (техника достижения Ясного Света),Бардо (техника работы в промежуточном состоянии между смертью и новым рождением),Пхо-ва (практика перенесения сознания).

Рассмотрим те из них, которые актуальны для заключительных ступеней основного этапа.

Техники "Пути Формы", применяемые на основном этапе, в основном, предназначены для тех практикующих, у которых сознание еще "привязано" к материальному плану. Потому, стартовой площадкой для начала работы является именно "мир форм". Техники имеют опору в визуализации, связаны с использованием мощных психоэнергетических приемов, определенных дыхательных практик. Все это помогает практикующему утончить сознание, набрать необходимое количество сил, энергии для медитативного прорыва и расширения сознания в той или иной пространственной мерности. Если сознание адепта, обращающегося к этим техникам "Пути Формы" в достаточной степени утончено, то он очень быстро может приблизиться к Освобождению благодаря их применению.

Туммо (техника "психического тепла" или "внутреннего огня") очень быстро позволяет практикующему ее адепту (их называют в Тибете репа, букв, "носящий хлопковую одежду") набрать личную силу, порой довольно грубую.

Туммо связано с использованием визуализации, специфических дыхательных упражнений, психоэнергетических приемов, мантр. Применяя свое умение, репа визуализирует образ бушующего пламени в своем теле и постепенно целиком заполняется им. Вслед за этим он стремится к максимальному расширению образа своего наполненного пламенем организма - на всю вселенную...

Практика туммо сопровождается одним очень интересным эффектом - генерацией физического тепла. "Для многих реп-отшельников, медитирующих год за годом в ледяных пещерах без теплой одежды, этот побочный эффект весьма удобен. Так, достигший определенного уровня развития репа может сидеть нагим всю долгую зимнюю ночь в снегу без каких-либо последствий для здоровья.

Александра Дэвид-Нэль в одной из своих книг о Тибете рассказывает о том, как она сама, по требованию учителя, глубокой осенью на высоте около четырех тысяч метров над уровнем моря погружалась в ледяной поток. Потом, не меняя одежды и положения тела, она провела всю ночь в медитации. Каково же было ее собственное удивление, когда после этой процедуры она даже не схватила насморка.

Дэвид-Нэль упоминает и о своеобразных тестах на мастерство, которые иногда дают наставники своим ученикам. Один из таких тестов - количество высушенных за ночь обнаженным телом мокрых простыней, другой - измерение площади подтаявшего под сидящим учеником снега.

Практика гийю-лус связана с постижением "иллюзорности" всех объектов вселенной и собственного тела, т.е. медитативной проработкой того, что все материальные формы являются лишь "видимыми проявлениями" Божественного Сознания.

Работа по методикам гийю-лус может начинаться, например, с созерцания адептом собственного образа в зеркале. Сосредоточив внимание на своем зеркальном отражении, он должен размышлять о нем, как о чем-то иллюзорном, подобном миражу, облаку, сну. Затем адепт настраивается на отраженный в зеркале образ тантрического божества Ваджра-саттвы. Он делает это до тех пор, пока образ как бы не "материализуется" перед зеркалом. Далее следует медитативная проработка этого факта.

Благодаря такой практике адепт получает экспериментальные свидетельства того, что за пределами материального мира существует другая реальность, что все материальные объекты являются просто "видимостью", представляя собой лишь "эманации" Божественного Сознания. Через этот непосредственный опыт адепт обретает состояние, называемое в тибетской традиции "недвойственностью", т.е. такое, когда все "осознается в своей полноте как Единство". Поясним, что для этого требуется научиться смотреть на все из глубин многомерного мира, как бы глазами Творца. Это, однако, совсем непросто. Эти достижения возможны только для тех, кто прошел уже достаточный путь утончения сознания через другие техники и реально постиг многомерность вселенной.

Тесно связана с гийю-лус практика ми-лам. Она также утверждает адепта в "иллюзорности" материального бытия, предоставляя ему возможность пребывания в глубинах многомерной вселенной и в состоянии сновидений.

Заключительный этап духовного совершенствования в школах тибетского тантризма, так же как основной, является весьма длительным для тех адептов, которые к нему подходят. Он связан с достижением Нирваны и следованием по ее все углубляющимся ступеням, с созданием ваджратела (алмазного тела). Благодаря ему можно закрепиться навсегда в высшей пространственной мерности за счет "кристаллизации" сознания в ней. Это означает окончательное Освобождение. Для достижения этой цели применяются некоторые техники "Пути Форм", которые еще не рассматривались нами, а также техники "Бесформенного Пути", о которых речь пойдет далее.

Практики достижения Ясного Света (од-сал) многочисленны. Имеются специальные упражнения, предназначенные для выполнения в дневное, вечернее и ночное время. Приведем одно из них, для дневного времени, описанное в тибетском тексте "Путь к Ясному Свету". Последовательность его такова: сначала адепт достигает состояния "ментальной паузы", затем входит в глубокую медитацию. В медитативном состоянии он раскрывает в себе Ясный Свет-Дитя и сливает его с Фундаментальным Ясным Светом, иными словами, Ясным Светом-Матерью.

В этих простых словах скрывается глубокий смысл. Они свидетельствуют о постижении Бога через длительную, огромную работу, которая начинается после познания Атмана, первых вхождений в Нирвану и связана с достижением ее высших ступеней.

Считается, что некоторые упражнения техники од-сал можно выполнять в состоянии бардо - промежуточном состоянии между смертью и новым рождением. Но нельзя не сказать, что остаться в слиянии с Ясным Светом после смерти тела могут только те, кто еще при жизни на Земле через постоянную йогическую практику достиг "кристаллизации" сознания в высшей пространственной мерности.

Техника пхо-ва, "перемещения сознания", дает адепту возможность свободно перемещать свое сознание в пределах одной или разных пространственных мерностей. Это - одна из наиболее ревностно охраняемых тайных практик Тибета. Хотя следует сказать, что секреты и всех остальных упомянутых нами техник "Пути Формы" передаются только изустно от учителя к ученику с большой осмотрительностью и осторожностью.

В отличие от практик "Пути Формы", приемы "Бесформенного Пути" не связаны с использованием психофизических упражнений, дыхательных техник, визуализации. Потому, они оказываются приемлемыми лишь для тех адептов, у которых сознание уже в достаточной степени развито за счет наработок в предыдущих воплощениях или в этой жизни.

Среди практик "Бесформенного Пути" наиболее известны две: Махамудра (или "Блаженное Переживание Недвойственности") и "Великое Освобождение". Их методологии сходны. Разница лишь в том, что они восходят к разным традициям.

Основная цель Махамудры - слияние индивидуального сознания адепта с Божественным Сознанием - реализуется следующим образом. Сначала адепт достигает состояния "ментальной паузы". Затем он медитативно постигает положение своего индивидуального сознания относительно материального плана в целом. Раскрывая идентичность природы своего индивидуального сознания и всех материальных объектов вселенной, он приводит их в своем осознании в состояние совершенного Единства. Иными словами, он постигает, что Бог есть во Всем и Все.

Существуют многочисленные сообщения о том, что практикующие Махамудру адепты очень скоро восстанавливают память о своих предыдущих воплощениях. Знание опыта прошлых жизней помогает им в быстрейшем достижении всех аспектов Божественного Совершенства. Кстати, именно с этих методов начинал свой путь в последнем воплощении Раджниш.

Адепты, практикующие методики "Великого Освобождения" исходят из предпосылки о том, что Божественное включает в себя все формы - проявленные и непроявленные, - являясь вместилищем и Нирваны, и сансары. Поэтому, чтобы прийти к слиянию с Божественным Сознанием, адепт медитативно постигает тождественность индивидуального сознания и Божественного Сознания, тождественность своего индивидуального сознания со всеми проявлениями многомерной вселенной. Это приводит его к осознанию того, что Бог един со своим Творением, к пониманию того, что слияние с Богом в аспекте Абсолюта (Творца единого со своим Творением) - единственное средство окончательного Освобождения.

Его Святейшество Далай Лама в храме перед статуями Падмасамбхавы, Гуру Ринпоче и тысячерукого Авалокитешвары.Дхарамсал, Индия.

Любая йогическая практика, особенно на продвинутых этапах, сопряжена с появлением сверхнормальных способностей (сиддх). В школах тибетского тантризма намеренный поиск таких способностей не поощряется, поскольку может увести от прямого пути к Освобождению. Ученики, обычно, предупреждаются против намеренного культивирования таких способностей и преднамеренного их использования, за исключением случаев крайней необходимости.

В отчетах, написанных за двести лет христианскими миссионерами, также в работах современных исследователей Тибета и воспоминаниях путешественников упоминаются различные случаи проявления сиддх. Хотя владеющие ими адепты всячески стараются не обнаруживать их, некоторые способности весьма трудно скрыть. Например, такие как телепатия, ясновидение, пророческий дар. К сверхнормальным способностям обычно причисляются и те эффекты, которые дают практики туммо, пхо-ва, лун-гом.

Сведения о тибетском буддизме были бы неполными без упоминания о ваджраяне, которая особо выделяется среди других школ и направлений буддийского тантризма, представляя собой "скоростную" технику духовного развития. Кроме того, она интересна и важна тем, что оказывала и оказывает колоссальное воздействие на все стороны тибетского буддизма.

Взгляд в прошлое показывает, что буддизм изначально утвердился в Тибете в форме, включавшей ваджраяну. Все первые проповедники буддизма в Тибете и создатели основных школ и направлений являлись, в основном, прославленными учителями ваджраяны. Это - и Падмасамбхава - основатель школы нингма, имя которого в Тибете почитается на протяжении веков наравне с именем Гаутамы Будды, и легендарные Наропа и Тилопа, о которых до наших дней по всему Тибету ходит множество удивительных историй, и самый почитаемый в Тибете поэт-отшельник Миларепа, и знаменитый проповедник буддизма в Тибете Атиша, и мн, др.

И сейчас ваджраяну по праву можно считать ядром тибетского буддизма. Блофельд в своей книге "Тантрический мистицизм Тибета" указывает, что различия в применении тех или иных психоэнергетических методик, которые существуют между тантрическими школами Тибета, в основном, связаны лишь с предпочтением того или иного аспекта ваджраяны.

По своим целям это направление ничем не отличается от других. Основная особенность ваджраяны состоит в том, что ее адепты стремятся прийти к своей Цели самым кратчайшим, самым прямым путем. Но этот "Короткий Путь" (так иногда называют ваджраяну) обеспечивает достижение Нирваны и Освобождение именно в этой земной жизни только тем, кто уже имеет высокую психогенетическую продвинутость за счет прошлых воплощений.

Все это становится возможным благодаря тому, что ваджраяна:

а)  дает ясное понимание общей схемы духовного развития человека;б)  требует от него полной сосредоточенности на достижении Цели;в)  применяет мощные психоэнергетические приемы, значительно ускоряющие духовное продвижение адепта.

Роль мастера, наставника в ваджраяне неоценима, т.к. в ней отсутствует "устоявшаяся" программа обучения. Задания и наставления, даваемые мастером, зависят только от уровня интеллектуального и психоэнергетического развития ученика.

Неофитам, вступающим на "Короткий Путь", предлагается сразу же коренным образом изменить свое отношение к окружающей действительности и к самим себе. Адепт должен научиться воспринимать все как средство для достижения Цели, должен научиться использовать каждый момент своей жизни для духовного прогресса. Буквально все становится объектом его внимания: каждая мысль, каждое слово, ощущение, действие, любые обстоятельства и ситуации.

Требования, предъявляемые к адептам ваджраяны, нацеливают их на сохранение незыблемого спокойствия даже в устрашающих и отвратительных обстоятельствах. Они изначально ориентируются духовным наставником на то, чтобы видеть во всем только проявления Бога. Постепенно учась в любых ситуациях сохранять покой, ни от чего не уклоняться, ничем не раздражаться, они очень быстро проделывают колоссальную работу по преобразованию своей эмоциональной и интеллектуальной сфер, по освобождению от ложных привязанностей и желаний, по утончению своего сознания и т.д.

По-видимому, имеет смысл сказать также несколько слов об использовании сексуальных форм взаимодействий в тибетской духовной практике.

Некоторые тибетские тантрические школы не уделяют сексу особого внимания и даже считают его вредным для использующих эзотерические методы духовного развития. Другие, напротив, придают очень большое значение биоэнергетике половой жизни, сексуальным контактам, рассматривая их как одну из возможностей духовного роста, как один из путей, ведущих к, Освобождению. Потому, в таких школах сексуальные взаимодействия используются на тех или иных этапах духовного продвижения. Это становится возможным лишь тогда, когда адепт становится свободным от привязанности к сексу.

Подчеркнем, что в отличие от некоторых индуистских тантрических школ, которые ритуализируют сексуальные контакты, придавая им высокий символический смысл, тибетская традиция сексуальные отношения рассматривает не как ритуал, а как эффективную психоэнергетическую работу, значительно ускоряющую процесс духовной эволюции партнеров. (Кстати, то же отношение к сексуальной сфере человеческих отношений, что и в тибетском буддизме, прослеживается в китайском даосизме).

Отношения между партнерами, движимыми желанием совместной духовной эволюции, строятся на основе абсолютного доверия, взаимного уважения друг к другу. Эти отношения - бескорыстный акт отдавания своей любви другому, без каких-либо условий.

Сексуальные взаимодействия используются для проведения совместной биоэнергетической работы, в частности, в рамках основного этапа для совершенствования чакр и биоэнергетических проводящих структур организма, а в дальнейшем для совместного входа в различные медитативные состояния. Эффективность такой работы дрстигается за счет объединения энергопотенциалов партнеров.

Итак, мы кратко рассмотрели наиболее сокровенную часть духовной культуры Тибета - Страны Религии, как называют Тибет его жители. Очевидно, что она несет в себе много оригинального, самобытного. Своеобразные психоэнергетические практики, медитативные традиции Тибета - это огромный вклад в сокровищницу эзотерических знаний всего мира.

И все же, духовные пути тибетского тантризма ведут по общим для всех лучших духовных школ мира вехам, которые определяются общими закономерностями духовной эволюции.

nervana.name

Тибетская йога - Все о физическом и духовном развитии

Йог – это человек, который длительное время провёл в отшельничестве, выполняя секретные упражнения для совершенствования своих физических, ментальных способностей и достигнув посредством такой тайной техники необыкновенного контроля над своим умом и телом.

 

Настоящие йоги дают клятву держать свою технологию в строжайшей тайне, и секретность этого искусства охраняется тщательным образом. В последнее время некоторые йоги соглашаются раскрывать свои техники, поскольку стремятся сохранить свою исчезающую культуру. Хотя сегодня существует много книг по йоге, информация, которую они несут, часто не соответствует истинному положению вещей.

Как появились йоги?

Особенно загадочными йогами оказываются те, которые жили в горах Тибета. Это место окутано завесой тайн и легенд. Туман, снега и труднодоступность делали Тибет закрытым для европейцев. На обширном плато, которое окружено гималайскими горами, жили невероятные люди со сверхспособностями. Отдалённый Тибет тысячу лет оставался загадкой для людей Запада, они лишь могли складывать легенды о нём.

Только в конце ХIХ века первая научная экспедиция посетила великий Тибет. Она привезла миру уникальнейшие фотографии, которые дали толчок развитию новых фантастических историй. Представителям цивилизованного Запада хотелось верить в существования безмятежной и миролюбивой страны, которая преисполнена сострадания и свободна от войн, тягот и насилия.

Философия людей Тибета была близка тому, что думали о ней в Европе, однако повседневная жизнь тибетских жителей была полна лишений и трудностей. Первые поселенцы Тибета – это кочевники, которые длительное время адаптировались к сложным условиям жизни в горах. Беспощадное солнце буквально высушивало глаза этим людям, а внезапный град мог полностью уничтожить ценнейший урожай и покалечить скот.

Ранняя история Тибета повествует о кровопролитных сражениях между коренными племенами и захватчиками. Жители этой страны тонко чувствовали непостоянство и хрупкость жизни. Понятно, почему в суматохе непрерывной изменчивости тибетские жители обратили взор внутрь самих себя – они хотели обрести душевный покой и постоянство.

Царь мечтал объединить разрозненные тибетские племена и сплотить их одной верой и пригласил святых из Индии, чтобы они явили народу буддизм. Коренная вера тибетских жителей соединилась с идеями буддизма. Такой гималайский гибрид религий уникален – он сохранил всю символику традиционных верований, но впитал важнейшие основы буддизма.

Тибетцами был принят взгляд на жизнь как непрерывный поток перерождений. Человеческое рождение даёт возможность самостоятельно определить судьбу следующего воплощения. В зависимости от своей праведности, в последующей жизни человек мог родиться одним из низших животных, человеком или достичь состояния полной безмятежности – нирваны.

Непричинение вреда и полное сострадание к чужим и своим, стали нравственными основами новой религии. Накопление хороших поступков было частью ежедневного ритуала. Для усмирения Эго, тибетцы совершали длительные путешествия по святым местам.

Чтение молитв сопровождалось вращением особых молитвенных барабанов, которые должны были посылать любовь и милосердие всем живым существам. Теперь вся жизнь вращалась вокруг новой веры.

Стали активно строится монастыри, которые служили домом для десятков тысяч человек. В этих храмах хранились древнейшие тексты и здесь продолжали печатать литературу для всего буддийского сообщества.

В монастырях преподавали астрономию, живопись, театр, музыку и многие другие дисциплины. В пик своего развития число Тибетских монастырей насчитывало более 600 зданий! Почти каждый житель Тибета становился монахом. Обучение начиналось с самого раннего возраста, а для получения докторской степени требовалось более 20 лет. Взрослый учитель именовался «лама».

Именно в этой среде появились самые выдающиеся представители Тибетской цивилизации – «йоги». Если индийские йоги совершенствовали своё тело, то тибетские йоги занимались развитием ума. Индийские йоги проводили свои занятия на глазах у толпы, а тибетские предпочитали единение. Тибетсие йоги – это монахи, которые решили на собственном опыте исследовать все возможности буддизма и достичь просветления (переживание блаженства нирваны). Такие монахи на годы запирались в пещеры и путём интенсивных умственных и физических упражнений, постепенно очищали своё сознание. Все тибетцы с большим уважением относились к йогам, они вселяли людям уверенность, что можно найти путь преодоления всех земных страданий. Тибетцы стали искать земное воплощение Будды. Одним из таких воплощений стал духовный учитель Далай Лама.

Изгнание тибетских йогов

Тибетцы никогда не интересовались другим миром, однако им пришлось начать беспокоиться о себе, когда волна коммунистической идеологии поглотила Китай. Мао Цзе Дун заявил о своём праве на стратегически значимые земли Тибета и его богатые природные ресурсы. В 1946 году он заявил, что Тибет будет возвращён Китаю и миллионы китайцев смогут переселиться на высокогорное плато.

Тогда под видом освобождения Тибета от архаического образа жизни, Китайские солдаты стали занимать древние монастыри и деревни. Борьба с религией и жестокая оккупация превращалась в кровопролитное насилие над жителями Тибета. Ещё недавно Гитлер истреблял евреев, а через 2 года новая война поглотила Азию.

Разрушения древних святынь были огромны. Этот ужас нельзя описать – тибетцев пытали, бросали в тюрьмы и убивали самыми жестокими и изощрёнными способами. Было убито более 1000 000 тибетцев! Это 1/5 часть населения. Страшно себе представить, но все 6000 монастырей были разрушены. Целые библиотеки горели в огне, а иконы были осквернены. Тибетцы возлагали всю надежду на своего лидера – Далай Ламу, который переодевшись простым солдатом, совершил опасный переход через Гималаи. Вслед за ним в Индию отправились и другие тибетские беженцы, среди которых были эти почитаемые йоги. По дороге в Индию подавляющее большинство беженцев погибало, ведь идти приходилось без еды, а травмы и увечья были постоянным спутником убегающих тибетцев. Переход одной группы беженцев занимал более 2 лет, поскольку их непрерывно атаковали китайцы.

Йоги вспоминают, что после ухода Далай Ламы начались беспощадные чистки. Тех, кто имел славу или деньги беспощадно били, пытали, отрезали уши. Многие известные йоги провели всю свою жизнь в тюрьме. Вместо того, чтобы спать, они делали над собой огромное усилие и продолжали медитацию. Тюремщики строго следили за тем, чтобы никто не читал молитвы, но йоги умели хорошо притворяться.

Десятилетия спустя, тибетские беженцы основали монастыри и школы по всей Индии. Сегодня Далай Лама добился всемирного признания! В 1989 года он получил нобелевскую премию. Китай до сих пор не вернул тибетцам того, что отобрал у них, не смотря на все попытки Далай Ламы возродить свою культуру, сегодняшние знания уже не те, что были раньше. Традиции йогов оказываются на грани гибели. И сегодня некогда замкнутые люди выходят в мир, чтобы сохранить своё уникальное наследие.

isskystvoboya.ru

Тибетская йога | ishtar.net.ru

Йог – это человек, который длительное время провёл в отшельничестве, выполняя секретные упражнения для совершенствования своих физических, ментальных способностей и достигнув посредством такой тайной техники необыкновенного контроля над своим умом и телом.

Настоящие йоги дают клятву держать свою технологию в строжайшей тайне, и секретность этого искусства охраняется тщательным образом. В последнее время некоторые йоги соглашаются раскрывать свои техники, поскольку стремятся сохранить свою исчезающую культуру. Хотя сегодня существует много книг по йоге, информация, которую они несут, часто не соответствует истинному положению вещей.

Особенно загадочными йогами оказываются те, которые жили в горах Тибета. Это место окутано завесой тайн и легенд. Туман, снега и труднодоступность делали Тибет закрытым для европейцев. На обширном плато, которое окружено гималайскими горами, жили невероятные люди со сверхспособностями. Отдалённый Тибет тысячу лет оставался загадкой для людей Запада, они лишь могли складывать легенды о нём.

Только в конце ХIХ века первая научная экспедиция посетила великий Тибет. Она привезла миру уникальнейшие фотографии, которые дали толчок развитию новых фантастических историй. Представителям цивилизованного Запада хотелось верить в существования безмятежной и миролюбивой страны, которая преисполнена сострадания и свободна от войн, тягот и насилия.

Философия людей Тибета была близка тому, что думали о ней в Европе, однако повседневная жизнь тибетских жителей была полна лишений и трудностей. Первые поселенцы Тибета – это кочевники, которые длительное время адаптировались к сложным условиям жизни в горах. Беспощадное солнце буквально высушивало глаза этим людям, а внезапный град мог полностью уничтожить ценнейший урожай и покалечить скот.

Ранняя история Тибета повествует о кровопролитных сражениях между коренными племенами и захватчиками. Жители этой страны тонко чувствовали непостоянство и хрупкость жизни. Понятно, почему в суматохе непрерывной изменчивости тибетские жители обратили взор внутрь самих себя – они хотели обрести душевный покой и постоянство.

Царь мечтал объединить разрозненные тибетские племена и сплотить их одной верой и пригласил святых из Индии, чтобы они явили народу буддизм. Коренная вера тибетских жителей соединилась с идеями буддизма. Такой гималайский гибрид религий уникален – он сохранил всю символику традиционных верований, но впитал важнейшие основы буддизма.

Тибетцами был принят взгляд на жизнь как непрерывный поток перерождений. Человеческое рождение даёт возможность самостоятельно определить судьбу следующего воплощения. В зависимости от своей праведности, в последующей жизни человек мог родиться одним из низших животных, человеком или достичь состояния полной безмятежности – нирваны.

Непричинение вреда и полное сострадание к чужим и своим, стали нравственными основами новой религии. Накопление хороших поступков было частью ежедневного ритуала. Для усмирения Эго, тибетцы совершали длительные путешествия по святым местам.

Чтение молитв сопровождалось вращением особых молитвенных барабанов, которые должны были посылать любовь и милосердие всем живым существам. Теперь вся жизнь вращалась вокруг новой веры.

Стали активно строится монастыри, которые служили домом для десятков тысяч человек. В этих храмах хранились древнейшие тексты и здесь продолжали печатать литературу для всего буддийского сообщества.

В монастырях преподавали астрономию, живопись, театр, музыку и многие другие дисциплины. В пик своего развития число Тибетских монастырей насчитывало более 600 зданий! Почти каждый житель Тибета становился монахом. Обучение начиналось с самого раннего возраста, а для получения докторской степени требовалось более 20 лет. Взрослый учитель именовался «лама».

Именно в этой среде появились самые выдающиеся представители Тибетской цивилизации – «йоги». Если индийские йоги совершенствовали своё тело, то тибетские йоги занимались развитием ума. Индийские йоги проводили свои занятия на глазах у толпы, а тибетские предпочитали единение. Тибетсие йоги – это монахи, которые решили на собственном опыте исследовать все возможности буддизма и достичь просветления (переживание блаженства нирваны). Такие монахи на годы запирались в пещеры и путём интенсивных умственных и физических упражнений, постепенно очищали своё сознание. Все тибетцы с большим уважением относились к йогам, они вселяли людям уверенность, что можно найти путь преодоления всех земных страданий. Тибетцы стали искать земное воплощение Будды. Одним из таких воплощений стал духовный учитель Далай Лама.

Тибетцы никогда не интересовались другим миром, однако им пришлось начать беспокоиться о себе, когда волна коммунистической идеологии поглотила Китай. Мао Цзе Дун заявил о своём праве на стратегически значимые земли Тибета и его богатые природные ресурсы. В 1946 году он заявил, что Тибет будет возвращён Китаю и миллионы китайцев смогут переселиться на высокогорное плато.

Тогда под видом освобождения Тибета от архаического образа жизни, Китайские солдаты стали занимать древние монастыри и деревни. Борьба с религией и жестокая оккупация превращалась в кровопролитное насилие над жителями Тибета. Ещё недавно Гитлер истреблял евреев, а через 2 года новая война поглотила Азию.

Разрушения древних святынь были огромны. Этот ужас нельзя описать – тибетцев пытали, бросали в тюрьмы и убивали самыми жестокими и изощрёнными способами. Было убито более 1000 000 тибетцев! Это 1/5 часть населения. Страшно себе представить, но все 6000 монастырей были разрушены. Целые библиотеки горели в огне, а иконы были осквернены. Тибетцы возлагали всю надежду на своего лидера – Далай Ламу, который переодевшись простым солдатом, совершил опасный переход через Гималаи. Вслед за ним в Индию отправились и другие тибетские беженцы, среди которых были эти почитаемые йоги. По дороге в Индию подавляющее большинство беженцев погибало, ведь идти приходилось без еды, а травмы и увечья были постоянным спутником убегающих тибетцев. Переход одной группы беженцев занимал более 2 лет, поскольку их непрерывно атаковали китайцы.

Йоги вспоминают, что после ухода Далай Ламы начались беспощадные чистки. Тех, кто имел славу или деньги беспощадно били, пытали, отрезали уши. Многие известные йоги провели всю свою жизнь в тюрьме. Вместо того, чтобы спать, они делали над собой огромное усилие и продолжали медитацию. Тюремщики строго следили за тем, чтобы никто не читал молитвы, но йоги умели хорошо притворяться.

Десятилетия спустя, тибетские беженцы основали монастыри и школы по всей Индии. Сегодня Далай Лама добился всемирного признания! В 1989 года он получил нобелевскую премию. Китай до сих пор не вернул тибетцам того, что отобрал у них, не смотря на все попытки Далай Ламы возродить свою культуру, сегодняшние знания уже не те, что были раньше. Традиции йогов оказываются на грани гибели. И сегодня некогда замкнутые люди выходят в мир, чтобы сохранить своё уникальное наследие.

Тибетская йога - одно из направлений йоги, сформировавшееся в лоне буддийской традиции. Буддизм проник в Тибет из Индии в середине VII века (по крайней мере, так считает большинство исследователей тибетского буддизма) и очень скоро распространился по всему Тибету в форме махаяны - одного из своих основных течений.

Буддизм оформился в Тибете в виде ряда школ и направлений. Наиболее известны из них: нингма, карджу, гелуг, ваджраяна. Они имеют свои особые линии преемственности, свои подходы к учению Тантр (Священные индуистские и буддистские книги, входящие в число канонических текстов. В данном случае речь идет о буддийских тантрах), свои эзотерические трактаты и различаются тем, что в методологии духовного продвижения выделяют тот или иной аспект учения Гаутамы Будды. В то же время, несмотря на имеющиеся различая, все они, в сущности, используют сходные эзотерические практики. Последние и станут основным объектом нашего внимания. Но сначала несколько необходимых отступлений.

Тибетский буддизм иногда называют буддийским тантризмом. В действительности, этот термин нельзя применить к тибетскому буддизму в целом, т.к. религиозный мир Тибета очень неоднороден.

Условно представителей всех направлений тибетского буддизма можно разделить на две большие группы. К первой принадлежат монахи и миряне, делающие в своем духовном развитии упор на соблюдение нравственных требований буддизма и отправлении культовой обрядности. Во вторую группу входят те, кто использует для своего духовного продвижения также и тантрические методы. Иными словами, в Тибете существует, с одной стороны, буддизм обрядовый, с другой - буддизм тантрический.

Термин "тантризм" трактуется неоднозначно. Основное значение слова "тантра" в переводе с санскрита - "активность", "действие". Потому, последователями тантры считаются те, кто идет путем действия, путем непрерывных собственных усилий, путем практики раджа- и буддхи-йоги. Однако, существуют и другие мнения на этот счет. Тантристами иногда также называют:

а)  всех тех, кто признает Тантры,б)  представителей некоторых индуистских и буддийских школ, использующих в своей духовной практике сексуальные формы взаимодействия,в)  некоторые буддологи называют тантризмом только ваджраяну - одно из направлений тибетского буддизма.

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению эзотерических методик буддийского тантризма, кратко остановимся на некоторых самых основных буддийских понятиях.

В среде некоторых исследователей буддизма сложилось представление о том, что буддизм атеистичен, что он отрицает Бога. Вероятно, это произошло из-за того, что буддисты рассматривают Бога не как какую-то Почтенную Личность, ожидающую поклонения, а как Тотальное Сознание, разлитое во всем и воспринимаемое в виде Ясного Света. (Хотя действительно, в буддизме есть некоторые немногочисленные школы, которые извращая его основы, отрицают существование Бога).

Лучшие духовные школы буддизма, в том числе тибетского тантризма, ориентированы на достижение непосредственного постижения Бога. Основная цель их последователей - слияние своего индивидуального сознания с Божественным Сознанием. Эта цель реализуется через длительную, упорную работу по самосовершенствованию, через обретение "трех качеств природы Будды": Совершенного Сострадания, являющегося аналогом христианской, суфийской, индуистской Любви, Совершенной Мудрости, Совершенной Силы. Основной акцент в обретении этих аспектов Совершенства Будды делается на собственные усилия самого адепта, т.к. буддизм считает, что в каждом человеке есть все необходимое для того, чтобы стать Буддой.

Одним из обычных терминов в буддийской практике является термин "Нирвана". Он служит для обозначения высших состояний сознания, достигаемых за счет расширения индивидуального сознания в одной из двух высших пространственных мерностей. (Говоря языком Бхагавадгиты - на плане Брахмана и Ишвары.)

Термин "Нирвана" обозначает целый класс состояний, ступеней восхождения - от первого достижения этого состояния до полного утверждения в его высших проявлениях. Это происходит за счет освоения статического и динамического аспектов Нирваны в Брахмане, Нирваны в Ишваре. Но существует также очень большая дистанция между достижением таких состояний и полным овладением ими.

В буддийской практике встречается и другой термин "Освобождение". Он означает расторжение всех привязанностей ко всему земному, включая собственное тело и свое "я". Благодаря этому, адепт выходит из вовлеченности в круг рождений и смертей, из колеса сансары (проявленное бытие, мир форм), как говорят буддисты.

Духовная работа в лучших духовных школах Востока и Запада ведется одновременно по трем взаимосвязанным направлениям: этическому, интеллектуальному, психоэнергетическому. То же, в целом, наблюдается и в тибетском тантризме.

Скажем несколько слов о системе обучения в школах буддийского тантризма. Как правило, в нем отсутствует какая-либо жесткая схема. Духовный наставник, ориентируясь на индивидуальные особенности ученика, в соответствии с этим выстраивает всю программу обучения. В то же время, нельзя не сказать о том, что на тех или иных сходных этапах духовного продвижения учеников наставником используется определенный набор стандартных приемов и техник.

В педагогическую систему тибетских лам, как правило, не входят длительные наставления и поучения. Чаще всего ими применяется наглядный метод, предоставляющий ученикам возможность черпать знания из собственных наблюдений и личного опыта. (В этом тибетские ламы очень походят на суфийских шейхов.) Помимо всего прочего, такая форма обучения дает возможность ученику быстро развить способность мыслить самостоятельно. Процесс обучения, очень условно, можно разделить на три этапа: предварительный, основной, заключительный. Подробно рассмотрим каждый.

Предварительный этап преимущественно связан с интенсивной работой этического и интеллектуального плана. Неофит посвящает все свое время активному преобразованию своей психоэмоциональной сферы, этическому совершенствованию, изучению различных канонических текстов, рекомендуемых ему наставником. Но помимо этого, начинающий адепт, если он способен к дальнейшему продвижению, проходит курс предварительных психоэнергетических тренировок, готовящих его к основной духовной практике.

На этом этапе особенное внимание уделяется этическому направлению духовного развития. Уже на самых начальных ступенях своего духовного пути, часто сразу после инициации, неофит принимает обет Бодхисаттвы. Он заключается в посвящении своей жизни духовному служению и требует развития безмерного сострадания ко всем существам. Обет Бодхисаттвы предполагает обретение таких добродетелей, как: страстная устремленность к Цели, терпение, деятельное служение людям, постоянная медитация, освобождение от ложных привязанностей и желаний, соблюдение всех буддийских нравственных требований, т.е. ахимсы, воздержания от лжи, воровства и т.д.

Стремясь как можно быстрее освободиться от этических несовершенств, адепт начинает неустанно работать над искоренением своих пороков и преобразованием своей психо-эмоциональной сферы. Он стремится устранить все эгоистические проявления, освободиться от недуховных начинаний и привязанностей, а также постоянно развивает в себе положительные качества и свойства.

Процесс этического совершенствования значительно убыстряется благодаря использованию определенных психоэнергетических методов. Одним из них, играющим огромную роль, особенно в первые годы духовной практики, является работа с йидамом.

Практика работы с йидамом в тибетском тантризме включает в себя два важных этапа:

1)  Создание четкого образа того или иного мифологического существа, обладающего определенным комплексом положительных качеств, недостающих адепту (йидам выбирается наставником в соответствии с индивидуальными особенностями ученика).2)  Полная идентификация с этим образом.

Отождествление с йидамом осуществляется сразу на всех уровнях. Практикующий, полностью вживаясь в тот или иной образ, начинает воспринимать, ощущать окружающий мир, действовать в нем так, как это бы сделал йидам. (Работа с йидамом применяется и в других духовных традициях, например, в христианстве. Так, в католицизме для идентификации используется образ Иисуса Христа. Православные исихасты отождествляли себя с образом своего духовного наставника.)

Эта практика позволяет очень быстро освободиться от всех обусловленных прежней жизнью реакций, стереотипов мышления, избавиться от своего "я" и выработать новое, "магическое" отношение к жизни.

Начинающие адепты, по рекомендации своего духовного наставника, могут использовать и другой метод - обряд Чход. Обряд совершается в одиночестве, в уединенном, внушающем ужас месте. Адепт отождествляет свои страсти, пороки, ложные желания с собственным телом и затем, визуализируя различных сверхъестественных существ, отдает им тело на растерзание. Если у подвижника хорошо развита способность к продуцированию образных представлений, он действительно видит свою плоть, терзаемую и разрываемую на части сонмом ужасных созданий... Цель этого обряда - отрешиться от своего "я".

Определенная работа совершается на кладбищах, где тела умерших предлагаются на съедение животным. Невольно приходящие в таких местах размышления о смерти, о бренности тела заставляют адепта по-другому взглянуть на запас оставшегося у него на Земле времени, способствуют устранению ложных привязанностей и желаний. Кроме того, такая форма духовной работы может содействовать появлению состояния неразличения между отталкивающими и привлекательными объектами. (Аналогичная работа проводится и индийскими йогинами, и мусульманскими суфиями. Размышления о смерти - неотъемлемая часть духовной работы и других школ и направлении йоги).

Помимо этих оригинальных практик адепт выполняет массу упражнений, способствующих приведению в порядок тела и его биоэнергетических структур (используются, например, методики сходные с хатха-йогой), установлению "ментальной паузы", развитию способности к совершенной концентрации, визуализации. На этом этапе широко применяются некоторые ритуалы, молитвы, мантры, используются различные психофизические упражнения, дыхательные практики, янтры (символические диаграммы) и т.д.,

Подробнее остановимся на искусстве визуализации, т.к. это - один из наиболее характерных тибетских тантрических методов.

Серебряная статуя БуддыДворец Потала. Тибет.

Визуализация - это искусство создания образов. Начинается эта практика с визуализации того или иного мифологического существа, отдельных частей его тела, деталей одежды. По мере того, как растет умение, адепт легко и быстро начинает воспроизводить перед "внутренним взором" весь облик этого существа. Далее следует работа с еще более сложными образными представлениями. В некоторых случаях адепты стремятся к визуализации очень плотных, материальных образов, видимых другими людьми как реально существующие объекты.

Визуализация таких плотных форм сопряжена с наработкой огромной личной силы, зачастую довольно грубой. Нельзя не сказать о том, что это - очень опасный путь, полный искушений. Не каждый выдерживает его соблазны и иногда останавливается на достигнутом, переориентируясь на магию, демонстрацию чудес. Правильной же на пути совершенствования в искусстве визуализации является постоянная тенденция к утончению сознания.

После интенсивного курса предварительных тренировок адепт переходит к основной духовной практике. Цель основного этапа - преодоление двойственности (на санскрите - "двайты") и получение живого опыта работы в многомерном пространстве. Он предполагает дальнейшее оттачивание "граней" искусства визуализации и включает в себя выполнение сложных психофизических упражнений, работу с чакрами, энергетическими каналами и другими энергоструктурами организма.

Если проводить параллели, то, в целом, это соответствует той работе, что проводится на ступенях дхараны и дхьяны восьмиступенчатого пути йоги Патанджали.

Для многих адептов этот этап оказывается весьма длительным. На его усвоение может уйти 20, 30 лет, вся жизнь. На заключительных ступенях основного этапа, если адепт до них доходит, индивидуальное сознание становится для него реальностью и перед ним открываются новые возможности работы с сознанием (на санскрите - буддхи).

Основной этап также предполагает дальнейшее совершенствование психоэмоциональной сферы, ее утончение. Это происходит, в частности, за счет использования искусства визуализации, например, тех божеств тибетского пантеона, которые могут служить эталоном тонкости. Создавая яркий образ того или иного божества, практикующий, путем эмоциональной сонастройки с ним, начинает воспринимать совершенно иной спектр эмоциональных и энергетических состояний.

Такая практика, помимо утончения, дает возможность постичь многомерность пространства. Визуализация используется также для очищения и развития чакр, энергоканалов, доведения всех энергоструктур организма до совершенства. Для этого, например, фигура того или иного божества может визуализироваться в нужной чакре. Широко применяется также работа с мантрическими образами, образами таттв (стихий), различных цветов, предметов, процессов и т.д.

Методика работы с образными представлениями оказывается высокоэффективной и для регуляции физической работоспособности. Наиболее ярко это демонстрирует техника медитативного бега - лун-гом. В ее основе лежит также использование определенных дыхательных упражнений и мантр. Лун-гом-па (так называется адепт, владеющий этой техникой) начинает, на фоне определенных образных представлений, непрерывно повторять про себя мантру. В соответствии с ней он регулирует ритм дыхания и соизмеряет такт движений. Указанные приемы позволяют лун-гом-па пробегать большие расстояния с большой скоростью, совсем не отдыхая, легко преодолевая все препятствия, встречающиеся на пути. Путешествующим по Тибету европейцам (в частности, супругам Рерихам и Александре Дэвид-Нэль) приходилось несколько раз видеть лун-гом-па. Описания этих встреч можно найти в их книгах.

Медитативный бег на фоне непрерывной медитативной работы применяется и другими школами раджа- и буддхи-йоги. Его описания, в частности, можно найти у Карлоса Кастанеды.

На основном этапе духовной практики используются также некоторые техники, обозначаемые в буддийском тантризме как "Пути Формы". Из них наиболее известны те, что представлены в "Шести доктринах Наропы" - одного из самых известных учителей ваджраяны. Перечислим их в восходящей последовательности, как они даны у Наропы:

Туммо (техника "психического тепла" или "внутреннего огня"),Гийю-лус (практика работы с "иллюзорным телом"),Ми-лам (техника сновидений),Од-сал (техника достижения Ясного Света),Бардо (техника работы в промежуточном состоянии между смертью и новым рождением),Пхо-ва (практика перенесения сознания).

Рассмотрим те из них, которые актуальны для заключительных ступеней основного этапа.

Техники "Пути Формы", применяемые на основном этапе, в основном, предназначены для тех практикующих, у которых сознание еще "привязано" к материальному плану. Потому, стартовой площадкой для начала работы является именно "мир форм". Техники имеют опору в визуализации, связаны с использованием мощных психоэнергетических приемов, определенных дыхательных практик. Все это помогает практикующему утончить сознание, набрать необходимое количество сил, энергии для медитативного прорыва и расширения сознания в той или иной пространственной мерности. Если сознание адепта, обращающегося к этим техникам "Пути Формы" в достаточной степени утончено, то он очень быстро может приблизиться к Освобождению благодаря их применению.

Туммо (техника "психического тепла" или "внутреннего огня") очень быстро позволяет практикующему ее адепту (их называют в Тибете репа, букв, "носящий хлопковую одежду") набрать личную силу, порой довольно грубую.

Туммо связано с использованием визуализации, специфических дыхательных упражнений, психоэнергетических приемов, мантр. Применяя свое умение, репа визуализирует образ бушующего пламени в своем теле и постепенно целиком заполняется им. Вслед за этим он стремится к максимальному расширению образа своего наполненного пламенем организма - на всю вселенную...

Практика туммо сопровождается одним очень интересным эффектом - генерацией физического тепла. "Для многих реп-отшельников, медитирующих год за годом в ледяных пещерах без теплой одежды, этот побочный эффект весьма удобен. Так, достигший определенного уровня развития репа может сидеть нагим всю долгую зимнюю ночь в снегу без каких-либо последствий для здоровья.

Александра Дэвид-Нэль в одной из своих книг о Тибете рассказывает о том, как она сама, по требованию учителя, глубокой осенью на высоте около четырех тысяч метров над уровнем моря погружалась в ледяной поток. Потом, не меняя одежды и положения тела, она провела всю ночь в медитации. Каково же было ее собственное удивление, когда после этой процедуры она даже не схватила насморка.

Дэвид-Нэль упоминает и о своеобразных тестах на мастерство, которые иногда дают наставники своим ученикам. Один из таких тестов - количество высушенных за ночь обнаженным телом мокрых простыней, другой - измерение площади подтаявшего под сидящим учеником снега.

Практика гийю-лус связана с постижением "иллюзорности" всех объектов вселенной и собственного тела, т.е. медитативной проработкой того, что все материальные формы являются лишь "видимыми проявлениями" Божественного Сознания.

Работа по методикам гийю-лус может начинаться, например, с созерцания адептом собственного образа в зеркале. Сосредоточив внимание на своем зеркальном отражении, он должен размышлять о нем, как о чем-то иллюзорном, подобном миражу, облаку, сну. Затем адепт настраивается на отраженный в зеркале образ тантрического божества Ваджра-саттвы. Он делает это до тех пор, пока образ как бы не "материализуется" перед зеркалом. Далее следует медитативная проработка этого факта.

Благодаря такой практике адепт получает экспериментальные свидетельства того, что за пределами материального мира существует другая реальность, что все материальные объекты являются просто "видимостью", представляя собой лишь "эманации" Божественного Сознания. Через этот непосредственный опыт адепт обретает состояние, называемое в тибетской традиции "недвойственностью", т.е. такое, когда все "осознается в своей полноте как Единство". Поясним, что для этого требуется научиться смотреть на все из глубин многомерного мира, как бы глазами Творца. Это, однако, совсем непросто. Эти достижения возможны только для тех, кто прошел уже достаточный путь утончения сознания через другие техники и реально постиг многомерность вселенной.

Тесно связана с гийю-лус практика ми-лам. Она также утверждает адепта в "иллюзорности" материального бытия, предоставляя ему возможность пребывания в глубинах многомерной вселенной и в состоянии сновидений.

Заключительный этап духовного совершенствования в школах тибетского тантризма, так же как основной, является весьма длительным для тех адептов, которые к нему подходят. Он связан с достижением Нирваны и следованием по ее все углубляющимся ступеням, с созданием ваджратела (алмазного тела). Благодаря ему можно закрепиться навсегда в высшей пространственной мерности за счет "кристаллизации" сознания в ней. Это означает окончательное Освобождение. Для достижения этой цели применяются некоторые техники "Пути Форм", которые еще не рассматривались нами, а также техники "Бесформенного Пути", о которых речь пойдет далее.

Практики достижения Ясного Света (од-сал) многочисленны. Имеются специальные упражнения, предназначенные для выполнения в дневное, вечернее и ночное время. Приведем одно из них, для дневного времени, описанное в тибетском тексте "Путь к Ясному Свету". Последовательность его такова: сначала адепт достигает состояния "ментальной паузы", затем входит в глубокую медитацию. В медитативном состоянии он раскрывает в себе Ясный Свет-Дитя и сливает его с Фундаментальным Ясным Светом, иными словами, Ясным Светом-Матерью.

В этих простых словах скрывается глубокий смысл. Они свидетельствуют о постижении Бога через длительную, огромную работу, которая начинается после познания Атмана, первых вхождений в Нирвану и связана с достижением ее высших ступеней.

Считается, что некоторые упражнения техники од-сал можно выполнять в состоянии бардо - промежуточном состоянии между смертью и новым рождением. Но нельзя не сказать, что остаться в слиянии с Ясным Светом после смерти тела могут только те, кто еще при жизни на Земле через постоянную йогическую практику достиг "кристаллизации" сознания в высшей пространственной мерности.

Техника пхо-ва, "перемещения сознания", дает адепту возможность свободно перемещать свое сознание в пределах одной или разных пространственных мерностей. Это - одна из наиболее ревностно охраняемых тайных практик Тибета. Хотя следует сказать, что секреты и всех остальных упомянутых нами техник "Пути Формы" передаются только изустно от учителя к ученику с большой осмотрительностью и осторожностью.

В отличие от практик "Пути Формы", приемы "Бесформенного Пути" не связаны с использованием психофизических упражнений, дыхательных техник, визуализации. Потому, они оказываются приемлемыми лишь для тех адептов, у которых сознание уже в достаточной степени развито за счет наработок в предыдущих воплощениях или в этой жизни.

Среди практик "Бесформенного Пути" наиболее известны две: Махамудра (или "Блаженное Переживание Недвойственности") и "Великое Освобождение". Их методологии сходны. Разница лишь в том, что они восходят к разным традициям.

Основная цель Махамудры - слияние индивидуального сознания адепта с Божественным Сознанием - реализуется следующим образом. Сначала адепт достигает состояния "ментальной паузы". Затем он медитативно постигает положение своего индивидуального сознания относительно материального плана в целом. Раскрывая идентичность природы своего индивидуального сознания и всех материальных объектов вселенной, он приводит их в своем осознании в состояние совершенного Единства. Иными словами, он постигает, что Бог есть во Всем и Все.

Существуют многочисленные сообщения о том, что практикующие Махамудру адепты очень скоро восстанавливают память о своих предыдущих воплощениях. Знание опыта прошлых жизней помогает им в быстрейшем достижении всех аспектов Божественного Совершенства. Кстати, именно с этих методов начинал свой путь в последнем воплощении Раджниш.

Адепты, практикующие методики "Великого Освобождения" исходят из предпосылки о том, что Божественное включает в себя все формы - проявленные и непроявленные, - являясь вместилищем и Нирваны, и сансары. Поэтому, чтобы прийти к слиянию с Божественным Сознанием, адепт медитативно постигает тождественность индивидуального сознания и Божественного Сознания, тождественность своего индивидуального сознания со всеми проявлениями многомерной вселенной. Это приводит его к осознанию того, что Бог един со своим Творением, к пониманию того, что слияние с Богом в аспекте Абсолюта (Творца единого со своим Творением) - единственное средство окончательного Освобождения.

Его Святейшество Далай Лама в храме перед статуями Падмасамбхавы, Гуру Ринпоче и тысячерукого Авалокитешвары.Дхарамсал, Индия.

Любая йогическая практика, особенно на продвинутых этапах, сопряжена с появлением сверхнормальных способностей (сиддх). В школах тибетского тантризма намеренный поиск таких способностей не поощряется, поскольку может увести от прямого пути к Освобождению. Ученики, обычно, предупреждаются против намеренного культивирования таких способностей и преднамеренного их использования, за исключением случаев крайней необходимости.

В отчетах, написанных за двести лет христианскими миссионерами, также в работах современных исследователей Тибета и воспоминаниях путешественников упоминаются различные случаи проявления сиддх. Хотя владеющие ими адепты всячески стараются не обнаруживать их, некоторые способности весьма трудно скрыть. Например, такие как телепатия, ясновидение, пророческий дар. К сверхнормальным способностям обычно причисляются и те эффекты, которые дают практики туммо, пхо-ва, лун-гом.

Сведения о тибетском буддизме были бы неполными без упоминания о ваджраяне, которая особо выделяется среди других школ и направлений буддийского тантризма, представляя собой "скоростную" технику духовного развития. Кроме того, она интересна и важна тем, что оказывала и оказывает колоссальное воздействие на все стороны тибетского буддизма.

Взгляд в прошлое показывает, что буддизм изначально утвердился в Тибете в форме, включавшей ваджраяну. Все первые проповедники буддизма в Тибете и создатели основных школ и направлений являлись, в основном, прославленными учителями ваджраяны. Это - и Падмасамбхава - основатель школы нингма, имя которого в Тибете почитается на протяжении веков наравне с именем Гаутамы Будды, и легендарные Наропа и Тилопа, о которых до наших дней по всему Тибету ходит множество удивительных историй, и самый почитаемый в Тибете поэт-отшельник Миларепа, и знаменитый проповедник буддизма в Тибете Атиша, и мн, др.

И сейчас ваджраяну по праву можно считать ядром тибетского буддизма. Блофельд в своей книге "Тантрический мистицизм Тибета" указывает, что различия в применении тех или иных психоэнергетических методик, которые существуют между тантрическими школами Тибета, в основном, связаны лишь с предпочтением того или иного аспекта ваджраяны.

По своим целям это направление ничем не отличается от других. Основная особенность ваджраяны состоит в том, что ее адепты стремятся прийти к своей Цели самым кратчайшим, самым прямым путем. Но этот "Короткий Путь" (так иногда называют ваджраяну) обеспечивает достижение Нирваны и Освобождение именно в этой земной жизни только тем, кто уже имеет высокую психогенетическую продвинутость за счет прошлых воплощений.

Все это становится возможным благодаря тому, что ваджраяна:

а)  дает ясное понимание общей схемы духовного развития человека;б)  требует от него полной сосредоточенности на достижении Цели;в)  применяет мощные психоэнергетические приемы, значительно ускоряющие духовное продвижение адепта.

Роль мастера, наставника в ваджраяне неоценима, т.к. в ней отсутствует "устоявшаяся" программа обучения. Задания и наставления, даваемые мастером, зависят только от уровня интеллектуального и психоэнергетического развития ученика.

Неофитам, вступающим на "Короткий Путь", предлагается сразу же коренным образом изменить свое отношение к окружающей действительности и к самим себе. Адепт должен научиться воспринимать все как средство для достижения Цели, должен научиться использовать каждый момент своей жизни для духовного прогресса. Буквально все становится объектом его внимания: каждая мысль, каждое слово, ощущение, действие, любые обстоятельства и ситуации.

Требования, предъявляемые к адептам ваджраяны, нацеливают их на сохранение незыблемого спокойствия даже в устрашающих и отвратительных обстоятельствах. Они изначально ориентируются духовным наставником на то, чтобы видеть во всем только проявления Бога. Постепенно учась в любых ситуациях сохранять покой, ни от чего не уклоняться, ничем не раздражаться, они очень быстро проделывают колоссальную работу по преобразованию своей эмоциональной и интеллектуальной сфер, по освобождению от ложных привязанностей и желаний, по утончению своего сознания и т.д.

По-видимому, имеет смысл сказать также несколько слов об использовании сексуальных форм взаимодействий в тибетской духовной практике.

Некоторые тибетские тантрические школы не уделяют сексу особого внимания и даже считают его вредным для использующих эзотерические методы духовного развития. Другие, напротив, придают очень большое значение биоэнергетике половой жизни, сексуальным контактам, рассматривая их как одну из возможностей духовного роста, как один из путей, ведущих к, Освобождению. Потому, в таких школах сексуальные взаимодействия используются на тех или иных этапах духовного продвижения. Это становится возможным лишь тогда, когда адепт становится свободным от привязанности к сексу.

Подчеркнем, что в отличие от некоторых индуистских тантрических школ, которые ритуализируют сексуальные контакты, придавая им высокий символический смысл, тибетская традиция сексуальные отношения рассматривает не как ритуал, а как эффективную психоэнергетическую работу, значительно ускоряющую процесс духовной эволюции партнеров. (Кстати, то же отношение к сексуальной сфере человеческих отношений, что и в тибетском буддизме, прослеживается в китайском даосизме).

Отношения между партнерами, движимыми желанием совместной духовной эволюции, строятся на основе абсолютного доверия, взаимного уважения друг к другу. Эти отношения - бескорыстный акт отдавания своей любви другому, без каких-либо условий.

Сексуальные взаимодействия используются для проведения совместной биоэнергетической работы, в частности, в рамках основного этапа для совершенствования чакр и биоэнергетических проводящих структур организма, а в дальнейшем для совместного входа в различные медитативные состояния. Эффективность такой работы дрстигается за счет объединения энергопотенциалов партнеров.

Итак, мы кратко рассмотрели наиболее сокровенную часть духовной культуры Тибета - Страны Религии, как называют Тибет его жители. Очевидно, что она несет в себе много оригинального, самобытного. Своеобразные психоэнергетические практики, медитативные традиции Тибета - это огромный вклад в сокровищницу эзотерических знаний всего мира.

И все же, духовные пути тибетского тантризма ведут по общим для всех лучших духовных школ мира вехам, которые определяются общими закономерностями духовной эволюции.

Татьяна Каширина

ishtar.net.ru

Йога в Тибете

Популяризатор буддизма Игорь Берхин считает своей задачей дать заинтересованным людям «общее представление о глубоком, древнем и многообразном мире йогинов Тибета. Это мир, который все плотнее соприкасается с современной западной цивилизацией и при этом находится на грани исчезновения вместе с аутентичной культурой Тибета».

В мире существует несколько традиций духовного знания, которые называются «йога». Классическое направление связано с индуизмом. Различные аспекты йоги рассматриваются в шастрах — священных текстах: «Бхагавад Гите» и «Йога-сутрах» Патанджали. Йога разветвлялась внутри индуизма на различные учения и получила свое дальнейшее развитие в традиции натхов и тантрических системах, связанных с культом Шивы и Шакти.

Другой традицией, использующей слово «йога» для обозначения духовной практики, является буддизм. Хотя сам Будда использовал слово «йога» в его прямом значении ­— ярмо, узы, от которых необходимо освободиться, в дальнейшем индийские буддисты также стали называть йогой свою созерцательную практику. Один из основополагающих трактатов по медитации называется «Ступени практики йоги», а одна из важнейших школ махаяны (букв. «большой колесницы») носила название «йогачара», или «практика йоги».

С распространением тантрического буддизма ваджраяны («алмазной колесницы») слово «йога» стало намного шире использоваться в буддийском учении, и йогой стали называть различные фазы тантрической практики.

В ходе мусульманского нашествия буддизм был уничтожен не только в Индии, но и на территориях таких современных нам стран, как Иран, Афганистан, Пакистан, Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Казахстан. К счастью, древнее знание к тому времени успело проникнуть в труднодоступный Тибет, закрепиться там, сохраниться и стать доминирующей духовной традицией. Все буддийские учения махаяны и ваджраяны обрели в Тибете новую родину. Местные ученики Гуру Падмасамбхавы (второго Будды) и других просветленных мастеров продолжили непрерывную традицию учения йоги — переводили на тибетский язык все доступные тексты сутр и тантр.

То взлет, то посадка

На тибетский язык слово «йога» переведено как налджор. Изначально йогу связывают с единством, но термин «налджор» означает знание истинного состояния. Нал — это «истинный», а джор — «способ обнаружения истины». Таким образом налджор — это средство постижения своего истинного состояния. Такой подход отличается от традиционного для индуизма объяснения йоги как единства индивидуального и вселенского, Атмана и Брахмана. Тибетский подход вступает в противоречие определением йоги как «способа прекращения колебаний ума». Согласно постулатам тибетской йоги, налджор заключается не в единстве, поскольку индивидуальное и вселенское одинаково иллюзорны. Также налджор предполагает не прекращение деятельности ума, а выход за его пределы благодаря глубокому пониманию его истинной природы. Природа ума в свою очередь проявляется не только в покое, но и в движении. Это непрестанное чередование покоя и движения в ваджраяне называется тантра. Тантрами также называются тексты, в которых изложено знание йоги. «Кулаяраджа Тантра» (тантра «Царь всетворящий») — один из древнейших текстов дзогчен (учения великого совершенства) — говорит о четырех колесницах йоги: Саттва-йоге, маха-йоге, Ану-йоге и Ати-йоге. Классификация «Кулаяраджа Тантры» основана на принципе различий понимания истинного состояния. В Бхагавад-Гите классификация йоги разделена на Карма-йогу, Джняна-йогу и Бхакти-йогу. В отличие от шастр индуизма «Кулаяраджа Тантра» точно различает принцип вúдения (способности воспринять и пережить какое-то состояние) и принцип узнавания (способности распознать природу воспринятого и пережитого). При этом наличие первого совсем не предполагает появления второго: можно видеть, но не узнавать, испытывать какое-то состояние, но не понимать его смысла. И хотя естественное состояние одинаково для всех разновидностей йоги, понимание его зависит от индивидуальных способностей и источника, из которого получено знание. Каковы особенности четырех колесниц йоги? Саттва буквально означает «существо». Принцип Саттва-йоги состоит в том, чтобы посредством тантрической практики — садханы — установить связь с просветленным существом (божеством). Благодаря взаимодействию с божеством обретается мудрость. Три аспекта садханы — мудры (жесты), мантры (звуки) и медитация — связывают практика с божеством на трех уровнях человеческого бытия — телесном, словесном и ментальном. Для того чтобы приступить к практике Саттва-йоги, требуется посвящение, во время которого гуру знакомит ученика с техниками и помогает обрести личный опыт знакомства с божественной мудростью. Без такого посвящения практика йоги не может принести серьезные плоды. В Саттва-йоге три раздела: крия-тантра, убхайя-тантра и йога-тантра. Такие тантры называются внешними тантрами, потому что основаны на идее существования просветленного существа — внешнего по отношению к практикующему.

Маха-йога, Ану-йога и Ати-йога считаются внутренними практиками. Эти три вида йоги не предполагают наличия внешнего божества, но дают йогину личный опыт и знание ваджры, изначальной потенциальности энергии. Понятие божества все еще присутствует в Маха-йоге (великой йоге) и Ану-йоге (высшей йоге). Но с самого начала божество понимается не как внешнее существо, от которого можно что-то получить, а как многогранный символ нашей собственной природы, способствующий проявлению и раскрытию нашего потенциала. Для успешного применения Маха-йоги и Ану-йоги необходимо получить посвящение учителя. Считается, что благодаря взаимодействию с учителем в момент посвящения все способности ученика многократно усиливаются. Такой обряд называется приведением к созреванию. Он ведет к более глубокому пониманию своей истинной природы и выходу за пределы ограничений — освобождению. Это вовсе не означает, что любой посвященный сразу же достигает просветления. На достижение освобождения может уйти много лет и даже жизней. Предполагается, что обряд посвящения закладывает в ум ученика семена причин, созревание которых со временем принесет свои плоды. Маха-йога и Ану-йога используют особый метод преображения. Суть метода состоит в изменении двойственного видения по принципу «субъект-объект» на недвойственное «чистое» вúдение. Недвойственность в этом случае не означает единство индивидуального и божественного, как в индуистском учении о слиянии Атмана и Брахмана. Считается, что тибетский йогин полностью выходит за пределы мира — субъективного и объективного. Причем такая недвойственность является отправной точкой духовной практики, а не ее завершением. Во внутренних видах йоги есть две основные стадии практики: развитие и завершение. На стадии развития йогин учится развивать и стабилизировать недвойственное восприятие, а на стадии завершения интегрирует в этом знании разные аспекты своего существования. В чем разница между Маха-йогой и Ану-йогой? Маха-йога предполагает затраты усилий и времени на обретение ключевого знания. В практике Ану-йоги при наличии хороших способностей знание можно обрести мгновенно и почти без усилий. Затем йог старается полностью интегрировать знание в свою жизнь.

Высшей йогой в буддизме ваджраяны является Ати-йога (тотальное совершенство). Ати-йога еще известна как учение дзогчен. Ати-йога базируется на принципе использования знания за пределами любого, даже минимального действия. Это не означает, что практики Ати-йоги ничего не делают. Считается, что наличие знания не зависит от затраченных усилий на его обретение. Ати-йогин имеет право быть заурядным человеком и вести обычный образ жизни. Ключевым моментом Ати-йоги является получение от учителя знания своей изначальной природы. В Ати-йоге нет обряда посвящения. Учитель знакомит ученика с тем, что всегда очевидно, но в силу привычных склонностей ума остается незамеченным и неузнанным.

Тело и дыхание

Практика асан и дыхательных упражнений обязательно присутствует во всех йогах ваджраяны, но при этом не практикуются массово. Физические упражнения и пранаяма относятся к разделу тайных наставлений.

Эквивалентом пранаямы, по Патанджали, в тибетской йоге является практика ца-лунг (ца — каналы, лунг — прана). Ца-лунг помогает направлять энергию праны и кундалини. Для фиксации техник используются янтра-медитации. Во время янтра-медитации йогины объединяют физическое движение, особый тип дыхания и концентрацию внимания. Различные виды дыхательных упражнений включают в себя одновременную работу со звуком и визуализацию. Практики ца-лунг выполняются уже на второй, завершающей стадии тантрической практики. Предполагается, что йогин способен выполнять все эти упражнения, только если будет пребывать в недвойственном восприятии. Одной из наиболее известных практик является туммо, или практика внутреннего жара, которая выполняется не для борьбы с холодом, а для развития чувства недвойственного блаженства.

Небесный союз

Самый древний и полный текст по йоге, дошедший до наших дней, — это «Янтра союза Солнца и Луны». Текст составлен тибетским переводчиком Вайрочаной на основе наставлений Гуру Падмасамбхавы в XIII веке н.э. В тексте кратко описаны 108 янтр и пранаям. Все янтры (трулкор) должны выполняться одновременно с ориентированным на естественное сердцебиение дыханием в состоянии деконцентрированного тотального присутствия. Каждая янтра содержит в себе начальную и заключительную части. Центральная часть связана с одним из пяти основных типов задержки дыхания. Пранаямы Янтра-йоги одновременно являются и глубокими созерцательными практиками. Янтры направлены на овладение фундаментальной энергией семенных сущностей бинду (тигле) и кундалини. Хотя практика Янтра-йоги является вторичной, вспомогательной в дзогчен, в ней есть много несложных упражнений, которые могут быть полезны всем, кто заинтересован в гармонизации тела, энергии и ума. Особенно полезна Янтра-йога тем, кто желает раскрепостить свое дыхание и гармонизировать его с движением физического тела и ума.

Чогьял Намкай Норбу, учитель дзогчен о тибетской йоге специально для Yoga Journal

«Почему так важен учитель? Cами мы неспособны контактировать с чистым измерением, а без этого невозможно получить передачу учений ваджраяны. По этой причине в ваджраяне учитель дает посвящение, и мы получаем эту передачу от него. Все учения ваджраяны связаны с гуру-йогой. «Гуру» означает «состояние учителя», а «йога» означает живое, подлинное обретение этого знания.

«Йога» — это санскритское слово, которое также используется в индуизме — там «йога» объясняется как «союз». Но в буддийской традиции «йога» означает не «союз», а подлинное знание своего состояния. На тибетский «йога» переводится как «налджор». Из этих двух слов «нал» означает природное, естественное состояние, никак не измененное и никем не исправленное. Такое состояние называется нал или налма. В учении дзогчен это очень важно. Потому что когда мы находимся в созерцании, то должны быть в состоянии налма. Налма означает, что мы больше не используем ум. Мы больше не следуем за ним. Ум все создает и все изменяет. Поэтому мы выходим за пределы ума и пребываем в налма.

И это является подлинными условиями существования. Конечно, с рождения каждый находится в условиях налма. Но по мере нашего развития это состояние оказывается обусловлено умом. Маленькими детьми вы можете больше находиться в налма, поскольку не обусловлены умом и у вас нет особых идей. Но, конечно, даже у младенца есть физическое тело и все остальное: речь, ум. Например, как только младенец чувствует физическую боль, он сразу же перестает быть в налма — начинает плакать. Это связано с нашим физическим телом. Но когда такой проблемы нет, младенец все время находится в условиях налма. Хороший практик должен быть словно младенец, но это не так просто. Потому что мы начинаем думать, и в нас многое развивается: через образование, знание, понимание. Ум нас обуславливает.

Дети находятся в налма, но у них есть родители, которые их очень любят. Родители хотят сделать для детей все возможное, поскольку знают, что мы живем в ограниченном обществе. Мы не живем в обществе налма. Поэтому дети должны всему учиться, иначе они ничего не смогут сделать. Шаг за шагом мы учим детей: «Не делай этого, сиди так». И когда дети слушаются, образование идет успешно, родители счастливы. Счастливы, потому что дети вырастут и смогут жить нормальной жизнью. Потом дети идут в школу. Теперь их обуславливает начальная школа. Их воспитывают: «Ты должен делать это, изучать то», — так мы и растем, пока не окончим институт. Теперь мы полностью готовы к жизни, заняли в ней определенную ячейку: «Теперь я могу делать все». Но это лишь означает, что теперь мы окончательно ограничены. Мы не знаем, каковы наши подлинные условия.

И это именно то, что мы должны обнаружить с помощью учения, это самое главное».

В возрасте трех лет в Чогьял Намкай Норбу Ринпоче признали воплощение великого учителя дзогчен, Адзома Другпа. В 1964 году Намкай Норбу получил должность профессора тибетского и монгольского языка и литературы Института востоковедения Неаполитанского университета.

yogajournal.ru


Смотрите также