«Дети с ограниченными возможностями» или особые дети? Упражнения для дцп йога


Как применять методы йогатерапии при ДЦП. Практические занятия

В этой статье представлены простые и очень эффективные методы применения йогатерапии при ДЦП (детском церебральном параличе)

К нам часто обращаются с вопросами, чем может помочь йогатерапия при ДЦП (детский церебральный паралич)?

Под ДЦП понимается целая группа хронических заболеваний, которые характеризуются нарушением двигательных функций и в 30% случаев — и интеллекта.

Причина любого паралича — патологии в коре, подкорке, в капсуле и стволе головного мозга.

В России принята классификация по К.А. Семеновой от G80.0 Спастическая тетраплегия до G80.9 Неуточнённая форма.

Причины ДЦП и способы лечения

Причинами могут быть целый ряд факторов: наличие внутриутробной инфекции, хроническая гипоксия плода, нарушение развитие мозга, недоношенность, травматические поражения мозга, и некоторые другие.

К основным методам лечения относятся: лечебный массаж, лечебная гимнастика, работа с логопедом, психологом, медицинские препараты по показаниям, санаторно-курортное лечение — плавание, анималотерапия  (общение с животными — лошадьми, дельфинами).

Йогатерапия ДЦП

Составной частью йогатерапии является Аюрведа, которая рассматривает заболевания человека с точки зрения нарушения базовых элементов тела и сознания, которые называются Доши.

Доши (или архетипы) составлены попарно из двух базовых первоэлементов:

  • Доша Вата = Воздух + Эфир
  • Доша Питта = Огонь + Вода
  • Доша Капха = Земля + Вода

Каждая из дош определяет не только особенности функционирования организма, но и заболевания, которые вызывает дисбаланс Доши.

ДЦП относятся к заболеваниям Доши Ваты, которая отвечает вообще  за нервную систему, за метаболизм, за перенос питательных веществ и за «движение вообще» в организме.

Поэтому основной задачей в Йогатерапии ДЦП является балансировка Ваты, а в более широком смысле — активизация движения Праны по энергетическим каналам — нади.

Прежде всего надо ...

Прежде чем приступать к йогатерапии ДЦП, необходимо собрать тщательный анамнез (изучить историю рождения, жизни и болезни пациента), чтобы понять, какие методы йогатерапии подойдут для лечения вашего пациента, а какие — нет.

Также, важно получить направление от лечащего невропатолога, что пациенту показаны занятия ЛФК!

На видео внизу, йогатерапевт Елена Прокунина проводит дистанционное исследование, на предмет возможности применения йогатерапии с конкретным пациентом. В беседе, при сборе анамнеза, проясняется вопрос, что в данном конкретном случае ДЦП сопровождается редкими приступами эпилепсии до 4х раз в год.

Поэтому необходимо было выяснить — провоцируют ли физические нагрузки  эпилептические приступы у ребенка или нет. Что именно провоцирует приступы (в данном случае провоцирующим фактором является повышенная температура, например, при ОРВИ).

Благодарим пациентов за согласие выложить наше занятие в открытый доступ.

Какие упражнения полезны?

Полезны очень мягкие упражнения (вьяямы), которые помогают пране двигаться по тонким каналам, «оживляя» более плотные структуры — клетки, мышцы, налаживая новые связи в мозгу.

Но, чтобы прана поступала в тело, необходимо дышать специальным йоговским дыханием — пранаямой. Пранаяма поможет вашему ребенку быстро наполнится «жизненным воздухом», ведь именно так переводится слово «прана».

На видео внизу Елена Прокунина показывает, как выполнять правильно пранаяму и вьяямы.

Что еще может дать быстрый эффект?

Полезны все методы, которые направлены на усиление праны и ее балансировку в теле и в уме. Наиболее действенным здесь являются массаж.

Массаж, мощно задействует тактильные рецепторы. За тактильные ощущения отвечает первоэлемент воздуха, который  является носителем праны.

Поэтому, воздействуя тактильно на пациента, вы усиливаете движение праны в его теле у уме.

Что и требовалось, не так ли?

Теперь послушайте внимательно!

В отличие от обычного лечебного массажа, который сам по себе хорош, есть специальный марма-массаж, который задействует особые энергетические точки — мармы (вармы).

Правильно прорабатывая определенные точки-мармы вы стимулируете движение праны по тонким каналам, которые способствуют восстановлению более плотных структур — нервных клеток, и нервных сплетений.

Поэтому, смотрим видео, где Николай Прокунин проводит мастер-класс по марма-терапии при ДЦП

Степень излечения зависит от тяжести заболевания и от усилий, которые вы прилагаете, чтобы вылечиться! В некоторых случаях возможно только облегчение симптомов, в других возможно и почти полное излечение.

Поэтому вы просто делайте упражнения...

Просто, делайте!

Не сильно, очень мягко. Но каждый день!

Тогда эффект просто не замедлит себя ждать! Ведь вы не просто работаете с телом.

Вы работаете с энергией. С праной!

И еще, в дополнение. Добавьте масло в ваш массаж. Доша Вата очень хорошо балансируется маслом, поэтому при марма массаже и при обычном лечебном массаже — добавляйте масло.

О Маслах и полном курсе марма-терапии и оздоровлению методами йогатерапии подробнее смотрите на страничке Материалы.

Узнать больше >>

Узнать больше о методах восстановления и курсе марма-терапии

Новые материалы по марма-терапии и методам оздоровления йогатерапией

Узнать больше >>

medyoga.ru

Йога помогает детям с ДЦП и синдромом Дауна :: Блог о йоге :: Портал о йоге Хануман.ру

Виктория Занкина — единственный в России сертифицированный преподаватель по методу YogaKids® и Yoga For The Special Child®. Более 5 лет она занимается йогой с «особыми» детьми, добиваясь удивительных результатов! Мы расспросили Вику, в чем особенность ее занятий, и как йога может помочь детям с нестандартным развитием.

— Вика, с какими детскими проблемами тебе приходится сталкиваться?

— За пять лет преподавания йоги детям я имела возможность (и огромную радость!) познакомиться с ребятами с синдромом Дауна, детским церебральным параличом (ДЦП), разными формами аутизма и некоторыми другими особенностями. Главное, что становится очевидным, что любой ребёнок с любым диагнозом — это обычный ребёнок, со своей удивительной картиной мира, своими мечтами, своими талантами. Также мне абсолютно ясно, что практика йоги полезна любому ребёнку и есть масса интересных способов донести её до ребят.

— Как йога может помочь таким детишкам?

— У каждого ребёнка свои сложности, а значит и свои задачи, в решении которых им может помочь йога. Ребята с синдромом Дауна часто имеют слабые мышцы и сложности с координацией движений, поэтому им полезны силовые и балансовые асаны. Многие ребята с ДЦП живут в состоянии повышенного или, наоборот, сниженного мышечного тонуса, от чего сокращаются их возможности передвижения в пространстве вплоть до полной обездвиженности. Таким ребятам полезна укрепляющая и/или расслабляющая практика с использованием асан, мантр. Одно из проявлений аутизма — постоянный стресс из-за специфической работы органов чувств: многие дети гипер- или гипочувствительны к звукам, цветам, прикосновениям. Этим ребятам нужно учиться осознанному расслаблению. Всем детям без исключению необходимы дыхательные практики, многим они важнее, чем асаны.

— Как меняются дети в процессе занятий?

— Девочка, с которой мы начали заниматься, когда ей было 4 года, с трудом могла оторвать ладошки от пола в бхуджангасане (позы кобры), не умела прыгать. После года индивидуальных занятий она еще два или три года занималась в группе. Сейчас танцует в одном из известных московских детских коллективов, в том числе и на крупнейших сценах Москвы. Девочка прекрасна как Солнце, у неё синдром Дауна. Мальчик, которому скоро 9 лет, сидит в падмасане с идеально прямой спиной, занимается в классе с обычными ребятами и очень старается, хотя и сложно ему. Два года назад он практически не принимал участие в занятии — лежал на полу и бегал по залу. У парня аутизм. Не так давно он начал произносить свои первые слова.

— Сколько времени нужно заниматься, чтобы появились значительные результаты?

— Как можно давать прогнозы, а, главное,и зачем? Многие родители особых детей ищут прогнозов и стремятся к определённости, но, если не видят результатов через обещанное время, бросают начатое и начинают искать новую панацею. В этой связи мне очень близок пример, который привела моя наставница по особой практике: посадив семечко в землю, нет смысла раскапывать её каждый день и смотреть, не появился ли росток. Гораздо полезнее его поливать, удобрять и всячески за ним ухаживать. Семечко обязательно прорастёт, когда будет готово. Займет это месяц, год, два, целую жизнь... или несколько? Это неизвестно, но известно то, что забота всегда даёт результаты. А насчёт «значительности» — каждый результат значителен, в процессе развития нет мелочей, каждый новый шаг есть база для следующего. Как в той песне у Flёr — «...и срослись по песчинкам камни...».

— Как ты подбираешь упражнения для детей?

— Упражнения подбираются в результате наблюдения за ребёнком: что умеет делать, чему нужно/хочется научить? Йогический арсенал техник колоссален и на каждую задачу можно найти не один, а десятки способов её решения — ведь многие дети так любят разнообразие!

— Страдают ли «особые» дети от того, что они не такие, как все? Или больше страдают их родители?

— Родители, безусловно, очень обеспокоены и настоящим, и будущим своих особых детей. Особенно в условиях страны, где инфраструктура и отношение общества к «не таким» людям на грани фола. Ситуация меняется, но очень медленно. Будем надеяться, что и этот наш разговор, в том числе, поможет изменить ситуацию к лучшему! Ведь особым может стать любой ребёнок, даже тот, кто родился обычным. Знаю истории детей, у которых аутизм развился в результате прививки. Или детей, которые получили травмы в родах после абсолютно здоровой беременности, и оказались парализованы — ДЦП. Страдают ли сами ребята? Кто-то да, кто-то нет — зависит от состояния ребёнка, отношения окружающих и получаемой помощи.

— Наверное нужно параллельно заниматься с родителями?

— Это наилучший вариант! В моём недавно открытом спецклассе для ребят с ДЦП я стараюсь уделять как минимум 30% занятия мамам. Ведь если мама или папа хорошо себя чувствуют, у них больше внутренних ресурсов помогать своим ребятам. На мой взгляд, наиболее актуальна для особых родителей мягкая практика, способная снять накопившееся мышечное и эмоциональное напряжение.

— Как помочь своему ребенку, если нет возможности заниматься йогой с хорошим преподавателем?

— Опыт особых родителей показывает, что, когда поблизости нет специалистов, родители либо сетуют на их отсутствие и тратят время на поиски, либо сами становятся специалистами! И если особый ребёнок станет стимулом для родителей начать практиковать йогу, то это здорово, так как польза будет двойной — родитель сможет не только помочь своему ребёнку, но и себе, и своим близким!

Для тех, кто заинтересовался: очень интересный дневник отражает опыт занятий Вики с «особыми» детьми.

Благодарим за фотографии Елену Зотову и Евгению Ксенофонтову

Поможем детям-сиротам вместе!

Хануман.ру начинает всероссийскую акцию помощи детям-сиротам! В начале мая мы начинаем сбор средств, которые 1 июня (в День защиты детей) будут перечислены в детские дома. Пока мы занимаемся сбором информации и организационными вопросами, но уже совсем скоро расскажем подробнее о том, как можно принять участие в акции! 

Русскоязычное йога сообщество теперь есть в Telegram! Присоединяйтесь — https://telegram.me/ru_yoga

hanuman.ru

Йога помогает детям с ДЦП и синдромом Дауна - Йога для детей - В мире йоги

Виктория Занкина рассказала нам про особенность занятий йогой с детьми, и как йога может помочь детям с нестандартным развитием.

— Вика, с какими детскими проблемами тебе приходится сталкиваться?

— За пять лет преподавания йоги детям я имела возможность (и огромную радость!) познакомиться с ребятами с синдромом Дауна, детским церебральным параличом (ДЦП), разными формами аутизма и некоторыми другими особенностями. Главное, что становится очевидным, что любой ребёнок с любым диагнозом — это обычный ребёнок, со своей удивительной картиной мира, своими мечтами, своими талантами. Также мне абсолютно ясно, что практика йоги полезна любому ребёнку и есть масса интересных способов донести её до ребят.

— Как йога может помочь таким детишкам?

— У каждого ребёнка свои сложности, а значит и свои задачи, в решении которых им может помочь йога. Ребята с синдромом Дауна часто имеют слабые мышцы и сложности с координацией движений, поэтому им полезны силовые и балансовые асаны. Многие ребята с ДЦП живут в состоянии повышенного или, наоборот, сниженного мышечного тонуса, от чего сокращаются их возможности передвижения в пространстве вплоть до полной обездвиженности. Таким ребятам полезна укрепляющая и/или расслабляющая практика с использованием асан, мантр. Одно из проявлений аутизма — постоянный стресс из-за специфической работы органов чувств: многие дети гипер- или гипочувствительны к звукам, цветам, прикосновениям. Этим ребятам нужно учиться осознанному расслаблению. Всем детям без исключению необходимы дыхательные практики, многим они важнее, чем асаны.

— Как меняются дети в процессе занятий?

— Девочка, с которой мы начали заниматься, когда ей было 4 года, с трудом могла оторвать ладошки от пола в бхуджангасане (позы кобры), не умела прыгать. После года индивидуальных занятий она еще два или три года занималась в группе. Сейчас танцует в одном из известных московских детских коллективов, в том числе и на крупнейших сценах Москвы. Девочка прекрасна как Солнце, у неё синдром Дауна. Мальчик, которому скоро 9 лет, сидит в падмасане с идеально прямой спиной, занимается в классе с обычными ребятами и очень старается, хотя и сложно ему. Два года назад он практически не принимал участие в занятии — лежал на полу и бегал по залу. У парня аутизм. Не так давно он начал произносить свои первые слова.

— Сколько времени нужно заниматься, чтобы появились значительные результаты?

— Как можно давать прогнозы, а, главное,и зачем? Многие родители особых детей ищут прогнозов и стремятся к определённости, но, если не видят результатов через обещанное время, бросают начатое и начинают искать новую панацею. В этой связи мне очень близок пример, который привела моя наставница по особой практике: посадив семечко в землю, нет смысла раскапывать её каждый день и смотреть, не появился ли росток. Гораздо полезнее его поливать, удобрять и всячески за ним ухаживать. Семечко обязательно прорастёт, когда будет готово. Займет это месяц, год, два, целую жизнь... или несколько? Это неизвестно, но известно то, что забота всегда даёт результаты. А насчёт «значительности» — каждый результат значителен, в процессе развития нет мелочей, каждый новый шаг есть база для следующего. Как в той песне у Flёr — «...и срослись по песчинкам камни...».

— Как ты подбираешь упражнения для детей?

— Упражнения подбираются в результате наблюдения за ребёнком: что умеет делать, чему нужно/хочется научить? Йогический арсенал техник колоссален и на каждую задачу можно найти не один, а десятки способов её решения — ведь многие дети так любят разнообразие!

— Страдают ли «особые» дети от того, что они не такие, как все? Или больше страдают их родители?

— Родители, безусловно, очень обеспокоены и настоящим, и будущим своих особых детей. Особенно в условиях страны, где инфраструктура и отношение общества к «не таким» людям на грани фола. Ситуация меняется, но очень медленно. Будем надеяться, что и этот наш разговор, в том числе, поможет изменить ситуацию к лучшему! Ведь особым может стать любой ребёнок, даже тот, кто родился обычным. Знаю истории детей, у которых аутизм развился в результате прививки. Или детей, которые получили травмы в родах после абсолютно здоровой беременности, и оказались парализованы — ДЦП. Страдают ли сами ребята? Кто-то да, кто-то нет — зависит от состояния ребёнка, отношения окружающих и получаемой помощи.

— Наверное нужно параллельно заниматься с родителями?

— Это наилучший вариант! В моём недавно открытом спецклассе для ребят с ДЦП я стараюсь уделять как минимум 30% занятия мамам. Ведь если мама или папа хорошо себя чувствуют, у них больше внутренних ресурсов помогать своим ребятам. На мой взгляд, наиболее актуальна для особых родителей мягкая практика, способная снять накопившееся мышечное и эмоциональное напряжение.

— Как помочь своему ребенку, если нет возможности заниматься йогой с хорошим преподавателем?

— Опыт особых родителей показывает, что, когда поблизости нет специалистов, родители либо сетуют на их отсутствие и тратят время на поиски, либо сами становятся специалистами! И если особый ребёнок станет стимулом для родителей начать практиковать йогу, то это здорово, так как польза будет двойной — родитель сможет не только помочь своему ребёнку, но и себе, и своим близким!

www.yoga.ru

Детская йога и ДЦП, занятия йогой для детей с дцп в москве

Йога и ДЦП

Отрывок из книги Сони Сумар «Йога для особых детей» (Sonia Sumar, “Yoga For The Special Child”), с. 39-41, перевод Виктории Занкиной.

Отзыв родителя

Хочу поделиться своими наблюдениями о пользе йоги для моего сына. Мой ребёнок, Парам, 9 лет, диагноз ДЦП, серьёзно ограничен в движении. Нашей семье очень повезло, так как в 1995 мы принимали у себя в гостях Ренату, дочь Сони Сумар. На протяжении 4-х месяцев Рената занималась йогой с Парамом 3 раза в неделю по 1 часу.

Результаты этих занятий очевидны. Сын лучше сидит, улучшилось равновесие. Тонус мышц стал меньше, особенно в плечах, руках и кистях, что дало ему возможность совершать действия, требующие подвижности пальцев и запястий. Сын стал дольше держать голову, шейный отдел позвоночника стал прямее. Он меньше устает при умственной нагрузке и дольше удерживает внимание во время общения. Сосредоточенность и спокойствие развивалось постепенно на протяжении всего периода занятий. Сколиоз также уменьшился. В связи с дисплазией тазобедренного сустава Параму была назначена операция, но увидев результат занятий наш педиатр и ортопед сказали, что необходимость в ней отпала.

Хочу подчеркнуть, что личность Ренаты сыграла огромную роль в том, что состояние Парама настолько улучшилось. Ренате удалось впитать самую суть йоги от с ранних лет от своей матери Сони Сумар. Рената — талантливый преподаватель, светлый и радостный человек, полный сострадания и любви к своему служению.

Ричард Адамсон Джонсон (Бэкингем, Вирджиния, США, 26 мая 1997). Примечание: Ричард Джонсон 12 лет проработал медбратом в региональном центре физической реабилитации штата Вирджиния, США.

Отзыв врача

Парам Джонсон, 9 лет, тяжёлая дистония и дискинезия в результате ДЦП, 1 раз неделю получает в нашем центре совмещённую терапию (ЛФК, массаж, тренажёры и прочее). На протяжении 4 месяцев Парам дополнительно занимался йогой 3 раза в неделю.

В результате наступили следующие улучшения в состоянии ребёнка:

  1. Общее снижение повышенного тонуса, уменьшение тенденции к задержке дыхания и гиперэкстенсии конечностей и нижней челюсти.

  2. Снижении тонуса верхних конечностей во время целенаправленных движений, например, при попытках взять игрушку или нажать на кнопку.

  3. Увеличение подвижности суставов и уменьшение тонуса в мышцах голеней и внутренних поверхностей бёдер, что позволило мальчику первый раз в жизни сесть на пол со скрещенными ногами и без поддержки удерживать вертикальное положение.

  4. Улучшение зрительного контакта, улучшение внимания и способности переключаться на разные задания по просьбе преподавателя/терапевта.

  5. Дыхание стало более глубоким и менее частым.

  6. Парам научился техникам расслабления и начал применять их самостоятельно для снижения тонуса мышц с заметным результатом.

  7. Парам кажется более уверенным в себе.

У нас есть причины полагать, что в случае Парама Джонсона сочетание традиционной терапии с занятиями йогой дало позитивный результат в физическом, интеллектуальном и эмоциональном развитии мальчика. Мы делаем вывод, что занятия йогой — это мягкое и безопасное дополнение к обычной терапии.

Кэтрин Т. Броэкер, врач-реабилитог, директор реабилитационного центра (Ричмонд, Вирджиния, США, 21 апреля 1997)

Занятия йогой для ребят с ДЦП в Москве::

www.yoga-kids.ru

Домашние дети - Полный круг с кружкой воды, или Йога – против ДЦП

Автор - Екатерина Зотова. Источник: http://neinvalid.ru

 

У этого интервью есть своя предыстория. В начале лета на просторах соцсетей я увидела объявление: «Веду занятия йогой для людей с ДЦП». Идея заняться йогой время от времени посещала меня уже несколько лет. Но чтобы вот так, без рекомендации, с незнакомым человеком… Смущала и аватарка – красивая девушка в свадебном платье, рядом – еще более красивый жених… Что она может знать о ДЦП? Но, посмотрев, о чем пишет Майя Сажнева на своей странице, я все же решилась на личную встречу.

 

Каково же было мое удивление, когда я обнаружила у невесты с аватарки (а это была именно Майя) явные последствия ДЦП. К тому же, она оказалась очень милой интеллигентной собеседницей – и я решила рискнуть. На первом занятии удивление сменилось восхищением, когда Майя начала буквально сгибаться в дугу и завязываться узлами. Мелькнула мысль: «Мне бы так!..» Занятия начались…

 

– Начнем с начала: почему вы выбрали именно йогу?

– Если честно – друзья посоветовали. Сказали: «Это то, что тебе надо!» К тому времени, они сами уже занимались йогой.

– И что же вы там нашли: философскую основу жизни, религию, систему упражнений…

– Прежде всего, систему упражнений для поддержания тела в более-менее хорошем состоянии. Хотя в своих занятиях я затрагиваю, например, дыхательные практики, которые позволяют усилить контроль над телом со стороны сознания. К примеру, дыхательные упражнения помогают сосредотачивать внимание на жизни своего тела.

– На мой взгляд, именно вниманием к реакциям собственного тела йога выгодно отличается от других систем физического оздоровления. Даже на уровне гимнастики в йоге очень сильна составляющая самоконтроля, самоограничения. Это так?

– Совершенно верно. Любая асана (то есть поза) – это, помимо всего прочего, диалог с собственным телом. Отрабатывая ее, прежде всего, нужно постоянно спрашивать себя: что тебе в ней удается, что мешает, в какую сторону идти дальше? В идеале, медитируя, йог мысленно контролирует положение каждой части тела, работу каждой активной мышцы. Кроме того, каждая асана имеет, как минимум, три варианта выполнения – стандартный, упрощенный и вариант для продвинутых. Сама я в основном делаю упрощенные варианты, их же предлагаю другим людям с ДЦП. Но иногда и он бывает для человека сложен. Тогда начинаешь еще упрощать позу, разлагать ее на элементы… Это и есть – наш путь.

– А вы сразу вышли на него или сначала пытались идти по общей дороге?

– Основная проблема современного положения йоги в России – в том, что у нас нет групп для людей с ограниченными возможностями здоровья. Есть йога для детей, для здоровых людей разных возрастов – и всё. Сначала я пришла в группу, которая занималась рядом с моим домом, и попала к очень хорошей молодой девушке. Я честно пыталась работать вместе со всеми, но, разумеется, не успевала. Тогда она мне сказала: «Делай в своем темпе, не обращай внимания на остальных!» Но через какое-то время она ушла в декрет. Я пошла к другому тренеру, которая мне вывихнула лопатку – пришлось обращаться к костоправу… Только потом я нашла опытного тренера (ей скоро исполнится 65 лет), которая поняла, что нужно именно мне.

Узнав, что я летом собираюсь в Севастополь, она сама направила меня к Виктории Занкиной, чуть ли не единственному на всем постсоветском пространстве дипломированному инструктору, который знает, как заниматься с ДЦПшниками (правда, не со взрослыми, а с детьми). Вообще она ведет группы для самых разных категорий детей: и для здоровых, и для аутистов, и для детей с синдромом Дауна… Я списалась с ней по Интернету и попросилась на консультацию, так как очень хотела понять, чем йога для ДЦПшников должна отличаться от обычной йоги. Она согласилась. У нас с ней было одно занятие. Что-то я тогда уяснила, что-то – сразу не поняла, но додумала дома. Но главное – я почувствовала, что сама могу заниматься йогой со взрослыми людьми с ДЦП. Написала об этом Виктории и неожиданно получила ответ: «Наконец-то на тебя это снизошло! Ты будешь единственным человеком в России, который этим занимается!» Но, честно говоря, меня не очень волнует, первая я или десятая. Прежде всего, я вижу других людей, которым сейчас хуже, чем мне. Я могу помочь им стать чуть лучше. Для меня это очень важно. Это как… (Майя задумалась) как способ утверждения своей, пусть частичной, победы над болезнью. Я смогла довести себя до приемлемого состояния – значит, сможете и вы. Мне хочется передать людям свой опыт и знания, помочь им почувствовать вкус победы над болезнью.

– А почему вы не хотите работать с детьми? Ведь дети более пластичны, там результаты могут быть быстрее…

– Во-первых, именно взрослые с ДЦП у нас в стране сейчас существуют без особого внимания и помощи. Считается, что они сами могут о себе позаботиться, хотя это далеко не всегда так. А, во-вторых, лично у меня есть особенности, из-за которых я опасаюсь заниматься с детьми с ДЦП. Хотя иногда провожу занятия по элементам йоги с ребятами с легкой формой ДЦП (например, во время благотворительных поездок в детдома). Вы правы, дети гораздо более пластичны. Но это значит еще и то, что на них гораздо легче «надавить» – и в психологическом, и в чисто физическом плане. А у меня, как ни крути, гиперкинезы…

– И довольно заметные.

– Из-за этого я могу в какой-то момент, помогая ребенку встать в позу, невольно дать ему бОльшую нагрузку, чем требуется. Силы-то у меня достаточно, а самоконтроль – объективно ослаблен. Поэтому я и предпочитаю работать со взрослыми и, более того, показывать позы на себе, а не на ученике, и объяснять словами. Конечно, если нужно, я могу и поправить позу, и поддержать, но делаю это довольно редко, только при необходимости. На преподавательских курсах у нас был отдельный курс «Правка асаны». Я его честно отходила, отрабатывала приемы правки на своих однокурсниках, т.е. на людях, которые тоже серьезно занимаются йогой. Но с людьми, имеющие последствия ДЦП, я этого делать не буду. Лучше пусть они сделают асану поначалу кривенько-косенько, но – ориентируясь на собственные возможности и ощущения.

– Значит, вас следует опасаться? (Майя засмеялась – значит, оценила шутку.) Впрочем, недавно вы сами дали в Фейсбуке ссылку на статью с выразительным названием «Как йога может разрушить ваше тело», которая, кстати, опубликована на сайте «Энциклопедия йоги». Я и раньше слышала, что практика йоги может быть небезопасной. Но чтобы настолько… Может, поэтому йогой нельзя заниматься самостоятельно, без наставника?

– Да. Даже у гуру, у великих йогов есть наставники. Наставник есть и у Занкиной. У меня сейчас два наставника – Виктория Занкина и Саймон Борг-Оливер из Австралии. Я с ними периодически связываюсь по Фейсбуку, спрашиваю, как, что и почему… Периодически устраиваем «мозговые штурмы».

– Благо, для этого есть все технические возможности.

– Ну, да. Это очень удобно… А если серьезно, в йоге, как и во всем, главное – мера. Если вы с первого раза захотите встать на голову, у вас это вряд ли получится. Хороший инструктор всегда предупреждает ученика о том, в какие позы ему не следует вставать. Например, людям, перенесшим черепно-мозговую травму (а это – практически 100 % ДЦПшников), нельзя запрокидывать голову назад. И если ученик, несмотря на предупреждение, упорно пытается сделать по-своему, это может закончиться очень плохо.

Начиная заниматься йогой, надо хорошо понимать: любой инструктор развит гораздо лучше, чем любой новичок. Я умею делать намного больше, чем совершенно здоровый человек, который не занимался йогой. Поэтому будет большой ошибкой думать, что новичок в состоянии сразу повторить те асаны, которые показывает инструктор. Если тело говорит тебе «Ой, а как это?» надо сначала медленно, в деталях понять, как это делается, проработать каждую мелочь, и лишь потом повторять всю асану целиком. Нужно внутренне подготовиться к долгому процессу совершенствования своего тела, ведь в идеале йога – это путь длиною в жизнь. И еще: инструктор многое делает на автомате. Ученик же должен влезать во все детали, задавать как можно больше вопросов, чтобы уяснить весь процесс прохождения асаны, от первого до последнего движения.

В йоге есть еще одно примечательное правило – наставник не может навязывать ученику свою волю. Это значит, что очень большая доля ответственности за последствия ложится на плечи ученика. Он должен, прежде всего, научиться очень внимательно слушать свое тело. Кстати, отчасти еще и поэтому я практически не работаю с детьми, имеющими последствия ДЦП…

– А что лично вам дала йога?

– Когда меня спрашивают об этом, я беру полную кружку воды и прохожу с ней круг. Как вы понимаете, для человека с гиперкинезами это – не самое простое задание. Тем не менее, сейчас, через три с лишним года после начала занятий, для меня это – не проблема. Улучшилось равновесие, стало легче ходить. Разумеется, ДЦП никуда не делся, но, согласитесь, и то, что я назвала – немало. А еще (тут Майя смутилась), благодаря йоге, я познакомилась со своим мужем…

– Вот это, пожалуй, – самый важный результат!

– Согласна, – улыбается Майя. – У меня была одна ученица из Киева, Антон был школьным другом ее мужа. Так мы и познакомились…

– А как вообще становятся преподавателями йоги?

– Есть специальные центры, которые их готовят. Я, например, занимаюсь в центре «Прана» и буду сдавать ряд теоретических экзаменов (анатомию, философию, санскрит…). Но, поскольку из-за последствий ДЦП я не могу защитить практический курс, потому что не могу выполнять некоторые асаны (к примеру, стойки на голове или на одной руке), у меня будет диплом без права преподавания.

– Если честно, такой подход мне кажется более честным, чем, к примеру, практика академий физкультуры, которые дают дипломы инструкторов по адаптивной физкультуре всем выпускникам, в том числе – людям с довольно тяжелыми последствиями ДЦП, которые заведомо не смогут физически помочь ученику в выполнении того или иного упражнения. А потом инвалиды удивляются, почему их не берут на работу в отделения реабилитации…

– Я веду занятия либо индивидуально, либо в малых группах. И в самом начале занятий обязательно обговариваю с человеком свои особенности преподавания… Кстати, учусь я не только в центре «Прана». Примерно раз в полгода в Москве проводит семинары и мастер-классы по работе с детьми Виктория Занкина. Я стараюсь их посещать и получаю много полезного.

– Еще немного о себе: где вы учились, как росли?

– Я училась не просто в обычной, а в элитной школе. В первый класс пошла в 1992 году – в самый разгар экспериментов с различными формами образования, попыток реставрации дореволюционных гимназий и лицеев. Как раз в этом году открылась гимназия 1514, которая располагается во Дворце пионеров на Воробьевых горах, и родители отдали меня туда. Там я проучилась вплоть до 8 класса. А потом пошла в специализированный гуманитарный класс лицея 1525, который находится там же.

– Проблем с одноклассниками не было?

– Почему? Были… Как везде, люди разные. Были те, кто понимал, что у меня есть определенные особенности, и относился ко мне хорошо. С ними я дружила. А были те, кто не понимал этого. Иногда доводили до слез, я даже хотела перейти в другую школу. Но это была не система, а отдельные моменты. Помню только одну девочку Ксюшу, которая очень меня не любила и не могла пройти мимо, чтобы не толкнуть. Но это был единственный пример такой стойкой неприязни. И потом, тех, которые понимали, было гораздо больше…

– Они вам помогали?

– Я особо не нуждалась в помощи. Другое дело, что, как все ученики, я иногда списывала, и в этом помощь (точнее, тетрадка), естественно, была нужна… Единственная проблема в школе была с письмом. Я категорически не успевала писать диктанты…

– Но это, скорее, – проблема не ваша, а преподавателей.

– Да, им было непросто в этой ситуации. Впрочем, поблажек мне не делали – просто оставляли дописывать после уроков.

– То есть, при желании, эту проблему вполне можно решить.

– Конечно! А когда я перешла в 8 класс, моей персоной неожиданно заинтересовались старшеклассники. Им нравилось со мной общаться. Глядя на них, многие одноклассники тоже постарались со мной сблизиться, даже стали уважать. После этого, разумеется, жизнь стала другой. Изменилась и моя самооценка. А после школы я поступила на историческое отделение историко-филологического факультета РГГУ и окончила его – правда, с синим дипломом. Потом пошла в аспирантуру, однако ее не окончила.

– А в чем сложность?

– Кандидатский минимум я сдала, а вот найти научного руководителя под свою тему мне не удалось. Поэтому и диссертацию я не написала…

– Интересная ситуация…

– В том, чтобы я шла в аспирантуру, меня очень поддержал один мой преподаватель, с которым я до сих пор поддерживаю отношения. В дипломе, не без его помощи, хотя он и не был моим руководителем, я разработала новый метод работы со средневековыми хрониками. Но в аспирантуре не нашлось человека, который хотел бы взяться за эту тему…

– А он сам?

– Это невозможно: я – специалист по средневековой Европе, он – по России XIX века…

– И чем вы занимаетесь сегодня, помимо йоги и семьи?

– Несколько месяцев назад я устроилась на работу в библиотеку имени Достоевского на Чистых прудах. Это – новый, интересный опыт, тем более что наша библиотека оснащена по последнему слову техники: есть wi-fi, отлично оборудованные залы. Недавно к нам зашла француженка, и у меня появилась возможность применить свои знания языка. Дама была приятно удивлена…

– Вы производите впечатление абсолютно успешного человека. Или вы себя таковой не считаете?

– Хотелось бы побольше учеников по йоге. Причем дело даже не в заработке. Я не думаю о том, чтобы уйти из библиотеки и зарабатывать йогой. Можете верить, можете нет, но я действительно хочу помочь людям стать лучше…

 

P.S. Пока интервью готовилось к печати, жизнь внесла очередные коррективы. Несколько дней назад директор библиотеки им. Достоевского объявил Майе Сажневой, что не может продлить с ней трудовой договор. Библиотека переходит в подчинение Центрального округа столицы, и вышестоящее руководство не хочет принимать «лишних» инвалидов. При этом в самой библиотеке к работе Майи претензий нет – договор с ней продлевался уже дважды и готовы продлить снова… Что ж, это – еще одно напоминание о том, как обманчива успешность инвалида

Источник: http://neinvalid.ru

 

  • < Назад
  • Вперёд >

detivokrug.org

Йога-терапия для детей с аутизмом

Автор: Мириам БихарПеревод: Мария ДзюбаРедактор: Анна НуруллинаОригинал: http://www.iayt.org/Publications_Vx2/ytip/may06/Behar0506.pdf

Наша группа в фейсбуке:  https://www.facebook.com/specialtranslations

Наш паблик вконтакте: https://vk.com/public57544087

Понравился материал — помогите тем, кому нужна помощь: http://specialtranslations.ru/need-help/

Копирование полного текста для распространения в соцсетях и на форумах возможно только путем цитирования публикаций с официальных страниц Особых переводов или через ссылку на сайт. При цитировании текста на других сайтах ставьте полную шапку перевода в начале текста.

В отличие от других терапевтических методов, йога-терапия помогает аутичным детям  научиться расслабляться и успокаиваться самостоятельно,без  посторонней помощи.

Аутизм — это нарушение развития, для которого характерно  странное поведение, склонность к ритуалам, а также нарушения в области коммуникации и недостаток социальных навыков. Это расстройство чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. По статистике в США  аутизмом страдает 1 человек из 300.

По данным, которые приводит Linda Brzustowicz, доктор медицинских наук, профессор генетики Рутгерского университета, с конца 1980-х— начала 1990-х гг. наблюдается рост числа диагностированных аутистов. Я 20 лет проработала в школе педиатором, специализировалась в области эрготерапии, и также наблюдала стремительный рост числа аутистов среди моих учеников.

Йога как метод терапевтического вмешательства

Многие дети с расстройствами аутистического спектра имеют трудности с обработкой и организацией сенсорных сигналов. Стандартная методика для лечения аутизма у детей как правило основывается на использовании различных внешних средств сенсорной интеграции, предусматривающих стимуляцию проприоцептивной (отвечающей за ощущение положения тела в пространстве), тактильной (осязание) и вестибулярной (отвечающей за организацию движений и ощущение центра тяжести) систем. Каждое действие разработано специально для оптимизации работы какой-то одной из систем, баланс которой нарушен. Среди такого рода методов можно привести глубокий массаж или использование специального оборудования — такого как качели, — которое благотворно влияет на развитие вестибулярного аппарата. Эффект от таких занятий весьма ограничен, так как ребенок в них вынужден каждый раз обращаться к посторонней помощи.

Йога — перспективное средство терапии для детей с аутизмом

Йога улучшает сенсорное восприятие и развивает ощущение личного пространства, она способствует совершенствованию навыков крупной моторики и способности к смене видов деятельности, также йога повышает самооценку и способствует развитию навыков общения и социального взаимодействия. В отличие от других методов терапии для детей с аутизмом, йога-терапия помогает им расслабиться и успокоиться без посторонней помощи. После того, как ребенок изучил различные позы, техники дыхания и визуализацию, он может продолжать совершенствовать полученные навыки сам или с одним из родителей.

Пилотная программа

Пилотная программа занятий йогой для аутичных детей была разработана с целью узнать, способна ли йога оказать положительное влияние на детей с расстройствами аутистического спектра. Эта девятинедельная программа включала в себя совместные занятия для родителей и детей. В ней приняли участие шесть детей вместе с их родителями. После девяти недель занятий родителям был выдан длинный опросник, где требовалось указать то, на что их ребенок реагирует с особой чувствительностью, его диету, язык, оценить его способность сосредотачиваться и поддерживать зрительный контакт, его социальные навыки, способность к смене вида деятельности, моторные навыки, степень его эмоционального благополучия, а также охарактеризовать то, как поведение этих детей влияет на их семью.

Результаты

Экспериментальное исследование дало обнадеживающие результаты. В том что касается внимания, по сообщению родителей, их дети приобрели способность дольше концентрироваться на каком-то виде деятельности. Некоторые из родителей также заметили, что их детям стало проще переключаться с одного вида деятельности на другой, подобно тому, как они переходить из одной позы в другую на занятиях по йоге. Эти дети стали больше общаться, те, которые не говорили, стали активнее использовать невербальную коммуникацию.

Кроме того, эти дети продемонстрировали успехи в самостоятельном расслаблении при помощи дыхательных техник, которым они обучились на этих курсах. По словам родителей, в течение дня их дети теперь нередко используют ту или иную технику дыхания сами или же после напоминания со стороны родителя. Родители, участвовавшие в программе, рассказали, что их дети стали выглядеть счастливее после того, как разучили некоторые асаны, а также стали выражать удовлетворение своими достижениями. Многие из них с гордостью показывают выученные ими позы йоги своим одноклассникам. По мнению родителей, данная программа йога-терапии благоприятно повлияла на семью в целом.

Описание занятия йогой

Так как дети-аутисты легко отвлекаются, коврики следует разложить заранее, а само помещение оформить так, чтобы детали интерьера как можно меньше отвлекали занимающихся. Занятия следует проводить в комнате с приглушенным светом, под спокойную музыку. Большинство родителей занимаются с детьми на протяжении всего занятия. Некоторые предпочитают наблюдать со стороны, так как их ребенок чувствует себя более комфортно, осваивая курс йоги самостоятельно. Потребность ребенка всегда стоит на первом месте, для него создается самая комфортная и мотивирующая обстановка.

Занятия начинаются с расслабляющей позы лёжа. Преподаватель говорит спокойным и мягким голосом, ненадолго погружая детей в визуализацию. Следующая часть занятия включает очистительное, успокаивающее дыхание (см. «Успокаивающее дыхание» далее) и растяжки. Для этого дети принимают одну из несложных поз сидя и начинают практику пранаямы. За этим следует серия других асан: различные позы на коленях, перевернутые позы, такие как ардха сарвангасана, позы лежа, наклоны, позы стоя, такие как тадасана и врикшасана. Принимая каждую новую позу, учитель обязательно повторяет, что дыхание должно быть медленным и глубоким.

Так как дети с аутизмом хорошо воспринимают учебный материал визуально, учитель демонстрирует каждую асану самостоятельно, но также показывает детям карточку с её изображением. Во время занятия учитель не забывает о том, что у всех детей разные особенности и разная способность к концентрации, и старается проводить занятие так, чтобы всем детям было комфортно. Чтобы удержать их внимание и интерес, он может предлагать различные йога-игры, в которые входят отдельные позы йоги. Одна из таких игр происходит под популярную детскую песню: «Если ты счастлив и знаешь это, изобрази дерево», причем каждой строке соответствует своя асана.

Умиротворяющее Дыхание

Умиротворяющее Дыхание — это упражнение, которое регулярно повторяется на протяжении всего занятия, иногда между позами, чтобы успокоить детей и помочь им сосредоточиться.

Примите одну из несложных поз сидя: позвоночник должен быть абсолютно прямым. Спокойно положите руки на бедра ладонями вверх, по направлению к солнцу, закройте глаза.Попытайтесь сфокусироваться на точке между бровями, немного выше уровня бровей. Представьте себе прекрасный свет, исходящий оттуда. Медленно вдыхайте через нос, ощущая как ваше дыхание плавно поднимается по телу, пока не достигает макушки. Затем медленно, мягко выдыхайте через рот, чувствуя, как по всему телу разливаются мир и спокойствие.

Анализ конкретного случая

Трехлетний Стивен принимал участие в пилотной программе на протяжении семи из девяти недель. К концу занятий Стивен продемонстрировал значительные успехи по сравнению с началом курса.

На  протяжении первых двух занятий он кричал, цепляясь за свою маму. На третьем занятии он стал более спокоен и пытался выполнить некоторые асаны. К нашему изумлению, на тот момент, когда Стивен перестал участвовать в программе, он мог выполнять уже не менее двадцати поз. Как и большинство детей с аутизмом, Стивен воспринимает информацию визуально, поэтому учитель показывал ему каждую асану как на своем примере, так и при помощи карточки с её изображением.

Йога помогла Стивену научиться планировать свои движения, координировать и интегрировать движение обеих половин своего тела, дольше концентрировать внимание и улучшить процессы сенсорного восприятия, а также Стивен научился успокаиваться самостоятельно. Умение выполнять определенные позы повысило его самооценку.

Мама Стивена утверждает, что он занимается йога-терапией дома и выполняет дыхательные упражнения. Она считает, что для ее сына йога является хорошим способ унять тревогу и сосредоточиться. Прогресс, который продемонстрировал Стивен, был также отмечен и у многих других детей, принимавших участие в пилотной программе, то же можно сказать и о других подобных программах, которые мы предлагаем в Центре для Детей с Особыми Потребностями и в школе Celebrate the Children (США).

Центр для Детей с Особыми Потребностями (The Center for Special Needs, Inc.)Центр для Детей с Особыми Потребностями — это некоммерческая организация, основанная международной школой School of Complete Yoga, которая находится в канадском городе Онтарио. Наша школа проводит занятия для детей с аутизмом и особыми потребностями в йога-студии, а также в общеобразовательных школах и в школах для детей с особыми потребностями. Эффективность этих занятий позволила многим школам заинтересоваться ими и обеспечить их проведение на своей территории. Мириам Бихар — сертифицированный инструктор классической хатха-йоги. Она проводит занятия в школе School of Complete Yoga и в Центре для Детей с Особыми Потребностями в Нью-Джерси. Также Мириам является сертифицириванным специалистом по эрготерапии и сенсорной интеграции и имеет 25-летний опыт работы в области детской эрготерапии. Её основная сфера интересов: школьная система образования и раннее терапевтическое вмешательство для детей в возрасте от 0 до 3 лет, чье поведение указывает на наличие расстройств аутистического спектра.

Наши контакты: тел. 908-879-9648; e-mail [email protected]; наш сайт www.schoolofcompleteyoga.com.

specialtranslations.ru

«Дети с ограниченными возможностями» или особые дети?

Детей с синдромом Дауна, детским церебральным параличом (ДЦП), синдромом гиперактивности и дефицита внимания (СДВГ), а также детей с разными формами аутизма теперь, к счастью, все чаще называют «особыми» или ласково «особятами». Однако официальная терминология, увы, звучит как приговор, не подлежащий обжалованию: «дети с ограниченными возможностями». «Клеймо», как красноречиво назван уже популярный, хоть пока и в узких кругах, документальный фильм Ольги Арлаускас о таких детишках.

Известно, «как корабль назовешь, так он и поплывёт». Именно поэтому привязываться к словосочетанию «ограниченные возможности» — просто вредить таким детям и их родителям. Стоит задуматься, какие именно возможности ребенка ограничены? Получается — социальные, обусловленные стереотипным пониманием так называемой «нормы». Такой стереотип — прокрустово ложе, ориентированное на внешние критерии, без учета сущности, «самого главного, чего не увидишь глазами», по словам Лиса из «Маленького Принца». А сущность любого человека — искра Божья — душа.

Если мы забываем об этом, или равнодушно соглашаемся игнорировать, мы получаем болезни. Болезни общества. Болезни отдельных людей. Болезни наших детей. Ведь болезнь — отражение нарушения гармонии, соответствия замыслу Божественных Родителей. И именно болезнь так часто дает толчок для осознания этих проявлений дисгармонии, толчок для изменения образа мышления и сознания, по сути, толчок  для эволюции каждого отдельного человека, его обращения к духовности.

Всё меняется, а в наше непростое и интересное время это происходит быстро. Сейчас появляется всё больше сообществ родителей, с любовью и, более того, с радостью растящих особых детей. Приобретают популярность альтернативные методы помощи таким детям и их родителям. Самое главное — приобретает всё более широкое признание идея, что ребенок, как бы он ни отличался от других своим внешним видом, физическими или коммуникативными возможностями, — это, прежде всего душа. И в этом он равен любому человеку.

Когда именно это ставится во главу угла, то многое проясняется, и возможности открываются. Прежде всего, родители начинают осознавать, что у души есть свои задачи, и для их выполнения дается всё необходимое, в том числе и соответствующее тело. Безусловно, с «особым» ребенком и заботы «особые», и больше, и сложнее. Поэтому так важна поддержка и помощь других людей, а также та поддержка, которой может обеспечить себя и «особёнка» сам родитель.

Такой поддержкой является, прежде всего, обращение к духовности. Духовная практика. Постоянный, упорный труд по «напоминанию» себе своего места в этом мире, по восстановлению связи с Богом. Молитва. Медитация. Упрощая, это можно было бы сравнить с фитнесом для ума и души. Во всяком случае, это такой же упорный труд, который некоторые совершают в спортивном зале, стремясь к идеальным формам тела.

Но физическое тело — лишь временное пристанище души, и его состояние находится в прямой зависимости от прочности связи с Божественными Родителями.  Более того, состояние тела так мало влияет на нашу способность быть счастливыми и делиться счастьем с окружающими. Однако именно этого, состояния Радости, мы все ищем, именно это необходимо и «особятам», и их родителям. И в этом возможности наши, по большому счету, равны. Сколько святых делились своей неземной Радостью с людьми, «страдая» раком и каждый день воздавая хвалу Богу за эту болезнь!

Наша способность давать Любовь, нести мир и радость сердцам людей, обусловлена нашей связью с Божественной Матерью. А сколько нужно транслировать любви, радости и мира сердцам «особых» ребят?! Много и очень много! Пожалуй, больше, чем кому бы то ни было. Ведь как часто таким ребятам сложно принять свои «особенности»! Родители, которым удалось найти «точку опоры», и сфокусироваться на потребностях такого ребенка, а не своих сложностях, как показывает опыт, — намного радостнее и легче растят своих «особят». И таким ребятам, можно сказать, крупно повезло.

Часто именно такие родители обращаются к альтернативным методам помощи своим детям. Например, к йоге. Само слово «йога» — означает «соединение», «единство». Это древняя наука о том, как достичь гармонии тела, ума и души, и единения с индивидуальной души — частички — с Универсальной — Богом, или, иными словами, наука о возвращении в Исток. Йога для «особых» детей — это прежде всего работа с телом и психикой, направленная на восстановление связей между умом, душой и телом самого ребёнка. Эта работа осуществляется, в основном, через телесные практики: звуковые (пение), дыхательные и двигательные, нацеленные на то, чтобы создать максимальные возможности для достижения этим ребенком состояния умиротворенности и присутствия. В каждом случае это происходит и выражается по-разному. Это может быть улучшение каких-то физических характеристик тела ребенка, и налаживание «дружеских отношений» с телом и окружающей средой, и бОльшая степень психического равновесия таких ребят. Например, ребёнку с ДЦП, осознающему свои особенности, бывает сложно помириться со своим телом, неконтролируемыми спазмами мышц и нехваткой контроля над ними. В большинстве случаев при правильной осознанной работе методами йоги удается и уменьшить спастику, и улучшить психо-эмоциональное состояние такого ребёнка.

Однако важно помнить, что ключом к успеху, является наша вера, уважение и доверие Жизни, Её потоку, вера в безграничную Любовь к каждому из нас Великих Матери и Отца, ведущих нас, нерадивых, всеми возможными и невозможными путями к Свету, Радости и Единству в Любви. Плодотворная работа возможна только с молитвой, с обращением за помощью к Божественным Родителям и упованием на их милость.

Кто знает, может быть, именно для того, чтобы люди вспомнили об этом самом главном, о своей духовной природе, на свет появляется, согласно статистике, все больше «особят»?

По вопросам индивидуальных занятий йогой с «особятами» обращайтесь по тел. +7 915 299 94 57

yogacure.ru


Смотрите также